Авторы: Ройз Светлана

Поговорим сегодня об агрессии, которая может стать нашей силой или превратиться в чудовище... Мы вчера поссорились с дочкой. Как бы мы ни были внимательны к чувствам и потребностям ребёнка, дети должны, точнее обязательно будут, бунтовать, злиться, обижаться. Думаю, одна из наших задач — помочь ребёнку «об нас» прожить фрустрацию. «Об нас» — прожить свои «сложные чувства». Рядом с нашей силой, внимательностью и устойчивостью попрактиковаться в том, как выдерживать отказ, как проявлять в здоровой форме сопротивление, как назвать по имени то, что чувствуешь. С каждым днём и годом ребёнок при нашей помощи учится выдерживать все больше напряжения, постепенно вызревая в своих реакциях.

Я очень бережна к злости маленькой дочки.

У маленького ребёнка не так много возможностей проявить свою силу. Чаще она проявляется именно в сопротивлении. Если он потеряет возможность сопротивляться нам в 3-4-5-7 лет, то потом, в подростковом возрасте, он не сможет сказать НЕТ тогда, когда это важно.

И это родительский дзен (а воспитание — это же всегда баланс) — удерживать границы, то есть правила семьи, но позволять свободно развиваться внутри этих правил. Осознавать свои чувства — и учить называть по имени чувства ребёнка. Мы буквально до определенного возраста являемся для ребёнка «внешним мозгом».

Я помню, как в самом начале моей практики один из клиентов — отец подростка (работа была с тяжёлой психосоматикой) — брызгал слюной на приёме: мол, «…до подросткового возраста пацана нужно сломать, как собаку, — чтоб показать, кто хозяин, кто альфа в доме... потом будет поздно»... Ломал он ответственно. И парень крепко болел и наносил себе жуткие шрамы. Пережить физическую боль было легче, чем «ломку». И его агрессия — сопротивление — была направлено внутрь.

Вот бабушка на приёме, видя, что рисует ребёнок. Уговаривает его: «Не рисуй это, что о тебе тётя подумает? Ты же не злой?» А мальчик отвечает: «Я злой! Злой! Рррррррррр» — и кусает бабушку. «Вот видите! Он же неуправляемый!»

«Почему он выбирает такие агрессивные игрушки, почему смотрит такие страшные злые мультики, почему выбирает себе в друзья таких странных ребят?» — спрашивают родители о мальчиках и девочках. Дело в том, что мы очень мудро устроены: если я напрямую не могу «прожить» эмоцию, состояние, то я буду компенсировать это кем-то, чем-то, «об кого» смогу это сделать. И если не стану буллером, то, возможно, примкну к наблюдателям, к стае пассивно-агрессивных.

«Идеальные мамы и папы» — при всей огромной любви к ребёнку — не дают ему возможности попрактиковаться в «реальности жизни». Они не читают сложных сказок, из текста убирают злых и страшных персонажей, боятся, когда в игре ребёнок проявляет злость. «Не рисуй чёрным, не рисуй красным, ты что, злишься!? Злиться нельзя...» — мне казалось, что этих фраз уже нет в нашем родительском лексиконе.

Злость, спрятанная в тень, превращается внутри нас в неуправляемое чудовище. И когда оно вырвется на свободу, что станет для неё триггером, как она проявится — непредсказуемо.

У нашей маленькой дочки свой способ справляться с напряжением — она сразу садится рисовать. Может взять динозавра в руки и зарычать. (С помощью игрушек-зверей легче «отреагировать» эмоцию). Я спрашиваю ее: «Ты злишься? Я бы тоже разозлилась или расстроилась, если бы мне не дали то, что мне очень хочется. И мне бы больше всего на свете хотелось бы дать тебе все, что ты хочешь». «Мама, я злюсь на тебя. (Рычит и топает ногами). Но я очень тебя люблю!» — отрываясь от рисования, говорит дочка и обнимает меня.

Мои любимые герои в жизни — Махатма Ганди и Мартин Лютер Кинг. Для меня так важно, чтобы сопротивление было проявлено — и проявление напряжения было максимально ненасильственным.

Но при этом чтобы у нас всегда оставался контакт с той частью здоровой агрессии, которая поможет нам защитить нашу жизненность, нашу внутреннюю и внешнюю территорию.

23 практических пункта-совета об агрессии детей разного возраста

  1. Ребёнок отличается от взрослого в том числе и тем, что у взрослого механизм торможения и контроля уже присутствует и отлажен. Слова «возьми себя в руки» к малышам абсолютно неприменимы, им пока «нечем» взять себя в руки :-), они только учатся. Важно об этом помнить.

  2. Любую работу с родителями я начинаю с темы ресурса (если взрослый не позаботился о себе, если он устал, истощён, то у него совершенно естественно просто не хватит сил на адекватную взрослую реакцию). Допустимо сказать ребёнку: мол, я так устал, что мне сейчас нужно побыть самому, чтобы потом с тобой говорить и реагировать. Ребёнку мы не нужны 24 часа в сутки. Ребёнку важно, чтобы мы заботились о себе. Он будет учиться этому. И это один из лучших вкладов в его будущее. Если у родителя нет сил, то все остальные пункты будут бесполезны.

  3. Дети очень крепки, если мы бОльшую часть времени рядом с ними «вменяшки», то эпизоды нашей «невменяшковости» они переживут без ущерба. Но тут все же важный вопрос — каковы мы бОльшую часть времени.

  4. Проявленный острый процесс безопаснее, чем скрытый. Непроявленное сопротивление уходит «в тень» и может превратиться в телесные симптомы, в форму аутоагрессии, «агрессия на себя» может проявиться в снижении успеваемости, в ощущении себя жертвой, в том, что ребенок может начать терять вещи, «притягивать» к себе «наказание». Может ли ребенок сказать вам «нет?», допустима ли в семье конфронтация мнений? Дают ли ребёнку в чем-нибудь право выбора? Есть ли у него ощущение, что он может на что-то повлиять?



  5. Ребёнок может «зеркалить» агрессивное поведение авторитетных взрослых, может злиться «за кого-то» (в работе часто встречала семьи очень интеллигентные, в которых ребёнок проживал за взрослых непроявленные и неосознаваемые ими эмоции). Часто ребёнок «проявляет» своим поведением замаскированный конфликт в семье. Важно честно проанализировать своё взрослое поведение и свои реакции. Это не значит стать агрессивным, это значит найти приемлемый способ доносить информацию о своих потребностях.

  6. Агрессия часто вырастает из ощущения небезопасности. Бывает компенсацией боли, обиды. Причём ребёнка могут обидеть в школе, а агрессию он может канализировать на бабушку или младшего брата. Важно внимательно и многоуровнево исследовать ситуацию.

  7. Агрессия бывает пассивной и активной (пассивная, например, это показать язык за спиной человека, примкнуть свидетелем к «проявленным» агрессорам). Активная агрессия может быть вербальной или тактильной (вербальная — обзывалки, дразнилки, крик), тактильная — битье, телесное задевание.

  8. На каждый вид агрессии существует свой способ реагирования: при вербальной мы можем говорить с ребёнком, при тактильной — останавливаем руку, ставим блок, учим уклоняться от удара.

  9. Важно помнить, что малыши довербального периода (которые не умеют говорить человеческим связным языком) вместо словесного контакта используют тело. Знакомятся, посыпая друг друга песком, бросают игрушку, «дотрагиваясь», как бы растягивая свою руку, до человека, который их интересует. Бьют лопаткой по голове, проявляя симпатию и расположение. Это не признак того, что растёт маньяк и агрессор. Наша задача — потихоньку, в ролевых играх, учить знакомству, осваивать коммуникативные навыки.

  10. Если малыш бьет маму, папу, бабушку и при этом улыбается, то, скорее всего, это не агрессивное действие. Это для ребёнка игра. Важно не давать излишней эмоции в свою реакцию. Иначе у ребёнка закрепится ощущение «о! На мою игру отвечают». Важно смотреть прямо в глазки. Останавливать руку (да, 150 раз подряд) и очень внятно и спокойно говорить: «Людей бить нельзя». Переключать внимание на другие игры.

  11. Иногда дети, ожидая от нас включённости и именно телесного внимания, «оживляют» нас, «возвращают в тело» своими прикосновениями или ударами. Буквально они своими ладошками кричат «эй, вернись». И таким детям в этот момент важны не столько интеллектуальные, сколько телесные игры. (Уставшие родители могут положить на себя ребёнка и играть «По кочкам-по кочкам, по маленьким кусточкам, в ямку — бух!» даже дети «преклонного» 6-летнего возраста могут радоваться этой игре :-.)

  12. В работе с агрессией важно понять, нет ли органической причины, хронических заболеваний, температуры, гельминтоза (интоксикация может провоцировать вспышки агрессии). Часто агрессия вырастает из усталости и напряжения.

  13. Если ребёнок пережил опыт насилия, если было агрессивное медицинское вмешательство в тело ребёнка, если с точки зрения ребёнка он «пострадал», но не получил компенсации, то компенсация может быть агрессивной.

  14. У детей старшего дошкольного и школьного возраста агрессия может прикрывать страх.

  15. У малышей, детей во время кризиса 3 лет, у подростков контроля над эмоциями, пожалуйста, не ожидайте. Их поведение — не специальная игра в «Достань родителя». Пожалуйста, поверьте, они не специально. Вот прочтите об этом здесь.

  16. В работе с агрессией (и любыми вспышками эмоциональными) с трёхлетками и подростками важно помнить, что одна из их неосознанных «задач» — обесценить маму. И тут очень важна наша собственная уверенность в себе, наша стабильная позиция: я — чудесный Родитель для своего взрослеющего ребёнка. Он говорит гадости, говорит даже, что ненавидит нас, но нашей любви от этого не меньше, и мы верим в то, что его любовь тоже не уменьшается. Эти слова и крики — пиковое состояние, которого они сами же через минуту испугаются.

  17. Важно помнить, что в ответ на сложное поведение взрослого или ребёнка у нас может быть выброс гормона кортизола — гормона стресса. Он выключает нашу рациональность, он нас заставляет быстро действовать. Это естественно, если у нас есть живая человеческая реакция на сложное поведение (на крик, истерику, болезнь, агрессию). Я очень верю в то, что, несмотря на наши огромные знания, мы остаёмся человеками. НО под действием кортизола мы действуем так же импульсивно, как и ребёнок. Важно сделать вдох-выдох, важно дать себе возможность чуть «остыть».

  18. Важно эмоцию суметь осознать и назвать по имени. Если вы спросите у ребёнка (важно задавать вопрос, а не утверждать): «Ты расстроен? Ты злишься?», то в первый момент реакция может усилиться. (А может и «разрядиться». Ведь буквально мы ребёнку даём ощущение: что бы ни случилось, в любых эмоциях — я с тобой.)

  19. Важно, чтобы у ребёнка была возможность (профилактически) просто выплеснуть напряжение — батут, боксерская груша, подушечные бои, караоке, кричалки, иногда — компьютерные игры, рисование (даже черным цветом))...



  20. Агрессия — это часто реакция на то, что важная потребность не реализована, или реакция на то, что границы нарушены. Нам важно самим научиться осознавать свои потребности (об этом много в книге «Язык Жизни») и корректно о них заявлять. И постепенно учить этому ребёнка. Злость — это сила, которая дана нам для защиты. «Я добрый, но у меня есть здоровая злость, чтобы себя защитить» — одна из важных фраз-практик для детей и взрослых.

  21. Мы своим поведением показываем ребёнку, как реагировать на конфликт. Если в ответ на их агрессию мы их бьем — мы только закрепляем это поведение.

  22. Часто за сложным, «непродуктивным» поведением ребёнка скрывается что-то для нас неизвестное и не очевидное.

  23. Самая главная «практика» в работе с родителями — мысленно представить себя огромным, как океан и как высочайшая гора. С внутренним намерением — я огромный. Я взрослый. Я справлюсь.

Что еще почитать по теме, смотрите здесь.

Всего вам доброго и сильного!

опубликовано 23/11/2018 18:08
обновлено 29/11/2018
Педагогика и психология, Рост и развитие, Нервные, психические и психологические болезни, Безопасность детей

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения