Авторы: Врайтов О.

Всю дорогу мы ехали молча - Офелия сидела в кабине с водителем, мамаша, нахохлившись, пристроилась на лавке, а Маша, с искренним любопытством вертя травмированной головой, расположившись на носилках.


В приемном детской больнице дежурил наш совместитель - доктор Ованесян, известный на педиатрических бригадах как «поющий доктор». Был он наделен удивительным чувством эмпатии к детям, искренней любви и неподдельной доброты. Сам не раз был свидетелем - самые противные младенцы, орущие во все горло по поводу и без оного, моментально замолкали и начинали улыбаться, стоило «поющему» появиться в комнате. Он всегда с удовольствием возился сдетками на вызовах, рассказывал им сказки, пел песенки, играл в «козурогатую» - вообще, блестяще владел богатым арсеналом хитростей, помогающих расположить к себе ребенка и вызвать в нем положительные эмоции. Как говорится, был он педиатр от Бога.

- А-а-а, бригада «Ух» - работает за двух! - радостно закричал он, когда узрел нас всех, входящих в чистенькое приёмное, раскрашенное в теплых розовых тонах.

- Наша бригада «Эх» - работает за всех, - мрачно сказала Михайловна. - Вот,Аршак Суренович, ребенок с подозрением на сотрясение.

- Какое ещё сотрясение? Ну-ка, покажись! Ух ты, моя красавица! Да чтобы утакой симпатюли сотрясение было! Дай-ка, дядя доктор посмотрит!

- Доктор Айболит, - не удержавшись, комментирую я.

- Доктор Ой-прошло, - смеется Ованесян, проворно ощупывая голову хихикающей Машеньки. - Прошло ведь?

- Прошло, - прыскает девочка.

- А вы мне тут - сотрясение, сотрясение. Нет там ничего. Шишка будет,конечно, а так...- А ну, глянь-ка дяде в честные рыжие глаза! Та-ак!Признавайся, что у мамы украла? Шоколадку? Что глазки у тебя бегают, как две мышки от кота? Знаешь, как мышки от кота бегают?


Михайловна оставляет на столе дописанный сопроводительный лист, направляетсяк выходу. Я киваю «поющему» и направляюсь следом. Мамаша ловит меня за рукав.

- Вы это... ну, не обижайтесь на меня. Ладно?

- А вы за ребёнком следите лучше. И лекарства из её комнаты уберите.


Офелия молча наблюдает за мной, стоя в дверях приёмного. Мы вдвоём направляемся к фырчащей «Газели», забираемся по своим местам - она в кабину, я в салон. Закрываем двери.


- У-у-у, сука! - дает волю эмоциям доктор. - Вонючка тасканная! Права онакачает, мать ее туда и оттуда! Жаловаться! Я т-тебе пожалуюсь, мразота!


Валерка отворачивается, я торопливо закрываю окошко в переборке между салоном и кабиной. Михайловна бушует минут десять, я успеваю тайком перекурить, пуская дым в приоткрытый вентиляционный люк в потолке. Пусть уж лучше орет здесь в пространство, чем на вызовах больным и их родным. Впрочем, куда мне-то судить - я на «скорой» всего семь лет. Михайловна пашет уже четвертый десяток, насмотрелась и наслушалась вдоволь всякого, поэтому ее эмоциональная лабильность в данном случае простительна.


Выматерившись напоследок, Офелия сдергивает со шпенька рацию.

- «Ромашка», бригада четырнадцать в детской больнице, свободны.


Некоторое время рация молчит, снабжая нас щедрым треском атмосферных помех.

- Четырнадцать, вы где?

- В детской больнице.

- Где?..

- В пи*де! - рявкает Офелия. Слава Богу, отжав тангенту. - Детская городскаябольница, приёмное отде-ле-ни-е!!

- Ясно. Вызов примите. Улица...


Записываю вызов в соответствующих графах чистой карты вызова. «Давление».Нет, иногда я просто балдею с наших диспетчеров. Повод к вызову придуман длятого, чтобы бригада, катящая на очередное недомогание, хотя бы примернознала, к чему готовиться. Что - давление? Высокое, низкое, скачет, вообще понулям? Был случай, когда мы приехали на такое вот «давление» - соседивызвали, показалось, что плохо гипертонику, скулит за стеной больножалостливо. И наткнулись мы на трехдневный труп, обглоданный некормленойдомашней собакой. Кто скулил, пояснять, думаю, не надо.
Мы трогаемся с места. Все ещё серое утро, полное дождевых капель и низкоползающих облаков. Следующее, надо понимать, будет аналогично этому. Но егоя уже жду, как зарплаты. Потому что в восемь часов этого мрачного утра я,затянувшись последней за смену сигаретой, зашвырну ее подальше на газон (зачто непременно получу по голове от старшего врача, если увидит), зевну,хрустну суставами и гренадерским шагом покину нашу подстанцию на двое суток.


Боже, как это всё будет нескоро!

опубликовано 24/06/2011 10:07
обновлено 23/03/2017
Художественная литература

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения