Авторы: Сухомлинский В.А.

Процесс морального воспитания состоит в передаче от поколения к поколению моральных ценностей человечества. Ценности морали отражены в Программе КПСС как моральный кодекс строителя коммунизма. Они являются высшим достижением морального прогресса человечества и в то же время программой воспитания новых поколений. Если в младшем возрасте нормы морали раскрываются прежде всего в конкретном, эмоционально выразительном поступке, то в годы отрочества складываются благоприятные условия, чтобы раскрыть воспитанникам идейную сущность этих норм, пробудить моральную потребность в благородных поступках. В связи в этим мы стремились к единству разъяснения сути норм нравственности, наставления, убеждения, понуждения к активной деятельности. Нормам нравственности я посвящал специальные беседы, стараясь раскрыть суть их в такой эмоциональной окраске, чтобы побуждение к правильным, хорошим поступкам было первой школой гражданства. Вот важнейшие нормы нравственности, которые я стремился раскрыть подросткам как азы моральной культуры.
1. Вы живете среди людей. Каждый ваш поступок, каждое ваше желание отражается на людях. Знайте, что существует граница между тем, что вам хочется, и тем, что можно. Ваши желания - это радости или слезы ваших близких. Проверяйте свои поступки сознанием: не причиняете ли вы зла, неприятностей, неудобств людям своими поступками. Делайте так, чтобы людям, которые окружают вас, было хорошо. Разъясняя подросткам сущность этого морального поучения, я показываю, как следует себя вести среди людей. Подумайте, не причиняете ли вы зла людям, делая приятное себе. Вот на школьной аллее цветет сирень. Вам хочется сломить цветущую веточку. Но если каждый удовлетворит свое желание, цветущий куст превратится в голые ветви. Людям нечему будет радоваться - своим поступком вы украдете у них красоту.
Если эти поучения подкрепляются культурой моральных отношений в повседневной жизни коллектива, у человека вырабатываются духовные силы, которые ограничивают желания и не допускают превращения желаний в капризы. А это очень важно для формирования чувства долга - одной из элементарных основ гражданского воспитания. Человек, который не знает границ своим желаниям и не умеет соотносить их с интересами других людей, никогда не станет хорошим гражданином. Нужно, чтобы маленький человек чувствовал и понимал необходимость в чем-то сдерживать свои порывы и желания. Вот на этой зеленой полянке хотелось бы поиграть в мяч, но нельзя: трава тут всегда должна быть свежей, потому что она - это чистый воздух. Если сызмала не учить ребенка руководить своими желаниями, это постепенно воспитает распущенность, капризность: мне все можно, мне море по колено. Ответственность - это значит ответственность перед кем-то и за кого-то. Мы старались создать такие трудовые отношения, чтобы подростки руководили работой младших школьников, подавали им пример.
2. Вы пользуетесь благами, созданными другими людьми. Люди дают вам счастье детства, отрочества и юности. Платите им за это добром. Эта норма нравственности является важнейшим источником чувства гражданского долга. Прежде чем человек осмыслит всю глубину истины, что он гражданин и это возлагает на него большие обязанности, он должен научиться платить добром за добро, творить своими силами счастье и радость другим людям. Совесть не должна позволять ему быть только потребителем благ и радостей.
"У вас уютный, светлый, чистый класс, учебные кабинеты, спортивный зал, наглядные пособия,- говорю я подросткам.- Все это создали для вас люди. Умейте отблагодарить за это. В тихий предрассветный час, когда вы еще лежите в постели, доярки уже давно работают на ферме: убирают навоз, доят коров - готовят вам теплое, свежее молоко. На дворе лютый мороз, а тракторист едет в поле за кормом для коров, чтобы молоко было у вас и завтра и послезавтра. Повар разжигает печь на школьной кухне - готовит завтрак. Кочегар поддает огня в котлы центрального отопления, чтобы горячими были батареи, когда вы придете в класс. Вам щедро дают, но от вас и ждут. У вас уже достаточно сил, чтобы делать добро людям". Чувство благодарности людям - это родная сестра чувства ответственности, долга, гражданского достоинства. Основа моральной воспитанности состоит в том, чтобы человек готов был делать добро для людей по велению собственной совести. Вот здание животноводческой фермы, вот место для отдыха животноводов. Посадим тут яблони, пусть этот уголок станет уголком красоты для ваших матерей и сестер. Эта работа дает подросткам много радости, потому что она одухотворена благородной мыслью. Потом подростки переходят к другой работе для людей-так и идут они тропой моральной культуры. Чувства их облагораживаются, в их сердцах утверждается благодарность за все, что дают старшие поколения. В духовный мир человека в годы детства и отрочества входит привычка делать добро для людей - платить добром за добро. Если эта привычка приобретена уже в детстве и отрочестве, то в годы юности человек не может жить, не делая добра людям. Он ощущает себя морально зрелым прежде всего потому, что к моменту вступления в юность много раз пережил радость творения, радость труда для общества.
З. Все блага и радости жизни создаются трудом и только трудом. Без труда нельзя честно жить. Народ учит: кто не работает, тот не ест. Лодырь, дармоед - это трутни, которые пожирают мед трудолюбивых пчел. Учеба - ваш первый труд. Идя в школу, вы идете на работу. Чтобы утвердить в сознании подростков народные взгляды на труд, мы сызмала воспитываем в каждом привычку работать. В школе поддерживается атмосфера нетерпимости к лени, безделью, неряшеству. Маленький бездельник-это живучий корешок дармоедства и паразитизма, и если человек стал взрослым дармоедом, вырвать этот корень, который прижился с детства и отрочества, очень трудно. Мы никогда не забываем об опасности: атмосфера беззаботности, бездумного поглощения благ, созданных старшими, порождает бездельников и дармоедов. Предотвратить эту опасность нелегко, потому что безделье маленького человека на первый взгляд кажется не таким уж большим недостатком, в действительности же это опасное зло. В желании родителей (а иногда и учителей) облегчить жизнь детей и подростков, уберечь их от трудностей кроется большая опасность. Труд-корень нравственности. Необходимо, чтобы в духовной жизни коллектива красной нитью проходило уважение к труду, людям труда, чтобы на этой основе утверждалось уважение к самому себе, наши подростки всегда имели перед собой определенную гражданскую цель, преодолевали трудности, переживали коллективное чувство радости в связи с борьбой и победой. В сфере труда - широкое поле для той духовной борьбы, о которой я говорил как о важнейшем условии становления нравственного облика человека. Понять истину, что без труда нельзя жить, подростки могут лишь тогда, когда они живут радостями труда, а эти радости ни с чем не сравнимы: они отличаются от всех иных радостей тем, что человек напрягает усилия, делает не то, что хочет, а то, что нужно, и, наконец, переживает радость за сделанное для людей, хочет делать то, что нужно для всеобщего блага. Нравственный смысл труда как раз и состоит в том, что человек получает наивысшую радость оптимистического восприятия - радость творения. Это, по сути, и есть самовоспитание. Говорить о радости труда подростков было бы невозможно, если бы они не привыкли работать уже в детстве. Моральное самоутверждение подростков в труде становится реальным только потому, что наши воспитанники уже в детские годы, обучаясь в первом-втором классах, закладывали маленькие сады, виноградники, превращали пустыри в цветущие уголки, выращивая рассаду цветов, саженцы роз для людей. В двенадцать-четырнадцать лет подросток чувствует себя тружеником, переживает первую гражданскую гордость за свой труд, потому что уже в девяти-десятилетнем возрасте он видел первые материальные результаты своей работы. Это важное условие элементарной моральной культуры. Если двенадцатилетний человек видит цветущий сад, посаженный собственными руками, он переживает ни с чем не сравнимое чувство гордости; он измеряет пройденный жизненный путь материальными ценностями, созданными для людей. И чем глубже это чувство, тем сознательнее гражданская ответственность перед людьми. Мы добивались, чтобы в коллективе не было такого подростка, который бы не переживал радости труда. В коллективе не должна теряться личность; чувство радости труда - это не только коллективное вдохновение, но и глубоко личное переживание личного достоинства. Мы заботились, чтобы каждый подросток в материальных результатах своего труда видел, как в зеркале, себя самого - свое мастерство, настойчивость, силу воли, взлет творческой мысли. Лишь при этом условии входит в сердце, становится святыней нерушимая истина: жизнь без труда невозможна. Если вы любите садоводство, вырастите такое дерево, чтобы им все любовались, видели в нем ваше трудолюбие, ваш разум. Если вашим увлечением стало техническое творчество, сделайте физический прибор, который служил бы не одному "поколению" ваших младших товарищей. Подросток только тогда начинает воспитывать себя, когда, увлекаясь трудом, углубляясь в него, преодолевает трудности, овладевает знаниями, закаляет волю. Это важное правило воспитания и самовоспитания подростков.
4. Будьте добрыми и чуткими к людям. Помогайте слабым и беззащитным. Не делайте людям зла. Помогайте в беде товарищу. Уважайте, почитайте мать и отца: они дали вам жизнь, они воспитывают вас, они хотят, чтобы вы стали честным гражданином социалистического общества, человеком с чистым сердцем, ясным умом, доброй душой, золотыми руками. Гуманность, чуткость к человеку, готовность прийти ему на помощь - эти элементарные черты человечности, порядочности должны стать приобретением, личным моральным богатством каждого воспитанника. Я усматриваю одну из важнейших воспитательных задач школы в том, чтобы утвердить в каждом человеке доброту и сердечность, чуткость ко всему живому, в чем воплощена красота и величие жизни. Не может быть коммунистической морали без элементарной человечности. Не могут быть доступными высокие идеалы бессердечному человеку, неспособному к тонким переживаниям. Бессердечность порождает равнодушие к людям, равнодушие - себялюбие, себялюбие - жестокость. Кое-кто считает, что поскольку в наше время человека нужно воспитывать сильным, волевым, готовым ко всему, то не следует говорить о доброте, сердечности, чуткости. Это глубокая ошибка. Да, наше важнейшее воспитательное задание- утверждать в душе нашего гражданина непримиримость к врагам Отчизны, готовность к единоборству с тем, кто посягнет на ее свободу и независимость. Но уроки благородной ненависти недоступны тому, кто не знает уроков доброты, сердечности, чуткости. Потому что мужество - это высшая человеческая доброта, а ненависть к врагам - настоящая человечность. Детство и отрочество должны стать школой доброты, человечности, чуткости. Только при этом условии в том чутком музыкальном инструменте, которым является сердце человека, будет вся гамма благородных человеческих чувств- от тончайшей, чувствительной заботы о матери до ненависти к врагу, непримиримости к идейному противнику. К сожалению, во многих школах забывают о воспитании элементарной моральной культуры. От подростка требуют знания высоких моральных истин, не замечая того, как он убивает птичку из рогатки или уничтожает дерево. С ним говорят о честности и правдивости, а он, слушая воспитателя, готовит шпаргалку к предстоящему экзамену или контрольной работе. Элементарная непорядочность- это семя безыдейности, пустоты души. Только великая любовь к людям одухотворяет ненависть к врагу. Чтобы предотвратить бессердечность и равнодушие, мы стараемся утвердить в детях и подростках сердечную заботу, тревогу, волнение о живом и прекрасном. Ребенок, который принимает близко к сердцу то, что в лютый мороз синичка беззащитна, который спасает ее от гибели, оберегает деревцо от повреждения,- этот ребенок никогда не станет жестоким и бессердечным к людям. И наоборот, если маленький человек ломает, безжалостно уничтожает то, что должно вызывать восторг, благоговение, он может стать маленьким тираном, который издевается над близкими. Сколько таких тиранов встречается в жизни! Вот семилетний малыш собирается в школу, он никак не застегнет пуговицы на пальто. Вместо того, чтобы спокойно попросить взрослых помочь, он сбрасывает пальто, собирается идти в школу раздетым. Ему хочется, чтобы мать обеспокоилась, заволновалась, даже заплакала оттого, что у него что-то неладно. И когда он доводит мать до слез - чувствует облегчение. Против этой "невинной" тирании нужно умно, тактично, чутко, но настойчиво и неукоснительно бороться. Подросток делает большой шаг в интеллектуальном развитии, перед ним раскрывается мир идей, его мысль пытливо ищет ответа на вопросы мировоззренческого характера. Это закономерное качественное изменение в жизни человека скрывает в себе опасность отставания эмоциональной культуры от культуры мысли. Чтобы не допустить этого отставания, в подростковом возрасте, как и в детстве, необходим труд, который пробуждает, развивает добрые, сердечные, благородные чувства. Прискорбно, если четырнадцатилетний подросток считает, что унизит свое достоинство, если возьмет под руку свою мать и пойдет с нею в клуб, если будет заботиться о цветах и птицах. Заботы о матери, бабушке, дедушке, младших братьях и сестрах- это не менее важно, чем богатая, полнокровная жизнь коллектива. Взаимоотношения подростка с родителями- это целая область воспитания, которая остается, к сожалению, еще нетронутой целиной. Мы всегда заботились о том, чтобы подросток большую часть времени находился дома, в семье, особенно с матерью. Нет необходимости всегда чем-то "охватывать" подростков, всегда что-то для них организовывать в коллективе. В предпраздничные и праздничные дни подросток пусть будет с матерью и отцом - это лучше всего.
5. Не будьте равнодушны к людям, которые стараются жить за счет отца, матери. Проявляйте нетерпимость к тем, кто не заботится об интересах общественных. Ненавидьте того, кто творит расточительство, обкрадывает общество. Выполнение этой нормы нравственности зависит от того, как глубоко входит в духовную жизнь ребенка труд для людей. Видит злой непримирим к нему тот, кто умеет делать добро по велению своей совести. Мы видели важную задачу школы в воспитании гражданской непримиримости, активности в борьбе с проявлениями зла в жизни. Нельзя допускать, чтобы дети молча наблюдали такое зло, как расточительство, нерадивое отношение к общественным ценностям, лень, безделье, подхалимство. Но активности в борьбе против этих проявлений зла не пробудишь, если взрослые равнодушны к этому. У нас есть пионерский пост по охране зеленых насаждений. Если подростки увидели, что взрослый человек уничтожает дерево, то борьба с этим злом не должна ограничиваться только разговорами. Душу подростка калечит безнаказанность и равнодушие. Мы добивались, чтобы человека, совершившего зло, общественность принудила возместить убытки. Зная, убеждаясь на собственном опыте, что торжествует добро, подростки с большим энтузиазмом включаются в работу, которая создает общественные богатства. Если подросток один раз возмутился злом, которое увидел в жизни, выразил свое презрение, непримиримость, он должен десять раз сделать добро, утвердить в жизни добро своими поступками. Если это правило забывается, человек может вырасти болтуном, демагогом, "обличителем", который ничего не делает для торжества добра. Овладевая этой азбукой моральной культуры, ученики готовятся постичь суть коммунизма как высшей формы гуманности и нравственности, как системы идей и убеждений, которые вобрали в себя лучшие моральные ценности человечества. Без овладения этой азбукой человек остается в моральном развитии невеждой. Книгой за семью печатями будут для него такие идеи и принципы коммунистической морали, как любовь к Родине, верность идеалам народа, героизм, стойкость, мужество в борьбе за свободу, честь, независимость, величие и могущество Родины. Азбука моральной культуры входит в сознание и душу лишь тогда, когда в школьном коллективе есть элементарная моральная культура человеческих взаимоотношений. Это очень простое и одновременно очень сложное дело. Просто оно тем, что отношения эти укладываются в единую формулу: каждый должен относиться к каждому как к человеку. Сложно тем, что человеческие отношения должны охватывать все сферы духовной жизни и всех членов коллектива - и воспитателей, и воспитанников. Я бы посоветовал воспитателям подростков: если хотите, чтобы вам работалось легче (а с подростками, как известно, работать очень трудно), одухотворите свои отношения с воспитанниками глубоким взаимным уважением. Все мы, преподаватели основ наук, видели воспитывающее начало своей работы в том, чтобы каждый ученик был для каждого из нас (и для всех без исключения) прежде всего человеческой личностью, достойной большого уважения. Мы обращаемся к подросткам на Вы. Этой форме мы придаем большое значение как воплощению высокого смысла- подросток чувствует, что все воспитатели уважают в нем творческую индивидуальность, способную достичь высочайших вершин интеллектуального, морального, идейного, эстетического развития. В повседневном общении с живой человеческой личностью - со всеми ее гранями достоинства и человеческих слабостей - мы даем понять, почувствовать, пережить важнейшую истину: мы видим Вас, молодой человек (Вас, девушка), не только таким, каким Вы есть сегодня, но и таким, каким Вы станете в будущем. Мы уважаем в Вас не только то, что Вы уже с нашей помощью достигли, но и то, чего Вы достигнете. А достигнете Вы высшей ступени духовного развития только при большой своей настойчивости и при нашей помощи. В простом вежливом Вы мы выражаем видение человека в перспективе; мы даем понять и пережить подростку, что в нем мы уважаем прежде всего гражданина Советского Союза, завтрашнего отца, завтрашнюю мать своих детей, завтрашнего мастера с "золотыми руками", поэта, человека, который имеет право гордиться самим собой. Найдите такую форму духовного общения, чтобы воспитанник понял, кого вы уважаете в нем, к каким сокровенным уголкам его сердца обращаетесь,- и он раскроется перед вами чистейшим цветком людского доверия. Тут следует иметь в виду некоторые подводные камни самой логики педагогического процесса: обучение проникнуто постоянной, повседневной проверкой (контролем), ежечасным сравнением успехов одного ученика с успехами другого. За всем этим таится опасность разочарования, неуверенности в своих силах, замкнутости, равнодушия, озлобления, то есть таких душевных сдвигов, которые приводят к огрублению души, утрате чуткости к тонким способам влияния на духовный мир человека - слова и красоты. Бывает, воспитатель удивляется: почему подросток в ответ на доброе слово грубит, почему он не понимает ласки? Да потому, что душу его огрубили, "закалили" недоверием, подозрительностью, ежедневными уколами в самое чувствительное место человеческой души - самолюбие. Видишь, мол, твой товарищ отвечает на пятерку, а ты троечник. Как же тебе не стыдно, да и есть ли у тебя хоть капля самолюбия? Слов этих может и не быть, но подтекст часто бывает именно таким. Постоянная апелляция к самолюбию приводит к одеревенению, пригашению самолюбия; сердце подростка словно бы покрывается льдом. Пытаться проникнуть в его сердце добрым словом - все одно что отогреть теплыми ладонями толстую льдину: она не отогреется, ее нужно растопить. Как же обойти эти подводные камни воспитания? Мы всегда боялись дать почувствовать подростку, что не верим в него. Потому что, как только он это почувствует, научится виртуозно обманывать воспитателя и родителей, достигнет в этом деле утонченности. Неверие в человека словно парализует душу подростка, не оставляет в ней места для самостоятельных решений, напряжения волевых усилий для определения трудностей,- он привыкает делать из-под кнута. Мы полагались на внутренние духовные силы человека: не стояли у него над душой, не держали его за руку, а предоставляли ему свободу выбора, и он выбирал как раз то, что мы от него ждали: напрягал волевые усилия, преодолевал трудности, переживая при этом уважение к самому себе. Л1ы договорились (и никогда не нарушали этой договоренности): если подросток не выполнил задания потому, что чего-то не понял; не ошеломлять его сразу же оценкой. Мы вообще не ставили неудовлетворительных оценок. "Если Вы еще не поняли, поработайте, подумайте, выполните самостоятельно то, что нужно было выполнить вместе с классом" - таким был смысл и тон обращения. За доверие подростки платили нам искренностью и трудолюбием. Эти отношения были бы недостижимой мечтой, если бы весь дух школьной жизни не воспитывал у подростков чувства собственного достоинства и уважения к самому себе. Подчеркиваю что на одних только уроках таких взаимоотношений достичь невозможно. Каждый из нас имел множество, можно сказать, точек соприкосновения духовных интересов с подростками: воспитатель (а каждый учитель был прежде всего воспитателем) видел в каждом своем воспитаннике такой огонек, который давал основание верить в то, что человек никогда не останется на том уровне, на котором он находится сегодня.
Мы щадили самолюбие подростков тем, что избегали сравнения: Вы учитесь хорошо, а Вы - плохо. Оценка умственного труда людей, которые имеют разные способности, требует большого такта. Наша оценка знаний основывалась на желании каждого подростка стать лучше, на доверии к нам, педагогам, и на вере в нас. Мы не представляли полноценной духовной жизни подростка без того, чтобы он не достиг определенного успеха в учебе, умственном труде, без развития его познавательных сил и возможностей. Отзывчивость сердца на добро, сердечное, чуткое отношение, взаимное доверие, тонкость человеческих отношений между учителем и учениками - все это было в нашей воспитательной работе решающим условием чуткости мальчиков и девочек к слову педагога, к моральным поучениям, советам, требованиям. Чем богаче, разностороннее были интеллектуальные интересы подростка, чем больше радости находил он в чтении, чем значительнее место в его духовной жизни занимали книги и красота, тем отзывчивей он был на нашу доброту, сердечность, чуткость, тем тоньше откликалось его сердце на благородство, человечность нашего отношения к нему. Это одна из важнейших закономерностей морального воспитания. Моральную культуру нельзя ввести во взаимоотношения педагога и воспитанника какими-то внешними приемами. Ее основы лежат в самой глубине духовной жизни человека, в богатстве мысли, тонкости и благородстве чувств. Я очень чутко прислушивался не только к содержанию того, о чем говорил подросток, но и к тону его обращения к нам, педагогам. Меня настораживало малейшее проявление грубости, "толстокожести" сердца, "одеревенение" души. На границе двенадцати и тринадцати лет эти тревожные признаки я ощутил у Коли и Миши. Много усилий пришлось приложить, чтобы "отшлифовать" чувства этих подростков. Я давал им книги, которые развивали тонкость и чувствительность сердца, чтобы именно в этот период в духовную жизнь мальчиков вошли неумирающие духовные ценности; заботился о том, чтобы как раз в это время развивалась их чуткость к музыкальной мелодии. Многолетний опыт убеждает, что в руках педагога есть могучее средство предупреждения грубости, бессердечности, морального бескультурья - это лечение музыкой. В тихие зимние вечера я приглашал в музыкальную комнату Колю, Мишу и еще нескольких таких, как они, подростков, и мы слушали Грига, Чайковского, Сибелиуса. В эти вечерние часы мало было слов - разве только те, которые нужно было сказать о подтексте мелодии, ввести подростков в мир музыкальных образов. Я с радостью видел, как оттаивали сердца подростков, как их взгляды озарялись благородными мыслями, одухотворялись тонкими, высокими чувствами.

опубликовано 08/05/2007 17:18
обновлено 16/02/2017
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения