Авторы: Корень Олег

Эта история разворачивалась в отечественной детской неврологии прямо на моих глазах. В конце 1980-х — начале 1990-х никто, конечно, ещё не знал ничего о доказательной медицине, поэтому все рекомендации строились на мнениях авторитетов. Один за другим появлялись учебники, руководства, «школы». Информационный голод был, естественно, колоссальный. Еще не было Интернета. Представления о том, что происходит в мире, были смутными.

И вот в одном претендующем на фундаментальность руководстве публикуется концепция «упущенных возможностей». Дескать, если как можно раньше не проколоть ребенку с гипоксически-ишемической энцефалопатией витамин В12, то это существенно утяжеляет прогноз. Это сейчас мы можем при желании проверить истинность данного и любого другого заявления. А тогда был запущен механизм тотального страха пропустить патологию. Дальше — больше. Появились рекомендации других авторов, «очарованных» терапевтическим потенциалом церебролизина и актовегина. Реанимировали старый, заброшенный и не выпускавшийся несколько лет универсальный пантогам. А на рубеже тысячелетий появился отечественный «бульон из мозга» — кортексин, который «подсидел» своего брынцаловского предвестника под названием церебролизат. Пытались даже разработать первые протоколы терапии с ключевой ролью пирацетама.

В общем, чехарда и суета, которая не закончилась и по сей день. И хотя уже больше четверти века в остальном мире используют правила медицины, основанной на доказательствах, на постсоветском пространстве кошмарным сном детского невролога по-прежнему является ситуация, при которой он вовремя не «проколол» что-то из традиционного «репертуара». Родители ребенка — в силу обстоятельств или в поисках второго мнения — часто попадают в поле зрения другого специалиста, и он, горестно всплеснув руками, сокрушается: «Ой, как же вас запустили!» И ставит «свой», «правильный» диагноз. Например, вместо «мышечной дистонии на перинатальном фоне» — «гипоксически-ишемическую энцефалопатию», да ещё и якобы «пропущенную» родовую травму на шейном уровне. И назначает кучу уколов, электрофизиопроцедур — в общем, «настоящую комплексную терапию». А дезориентированные и напуганные родители негодуют и жалуются на предыдущих неграмотных эскулапов. И нет конца подобным историям.

И нет бы (вместо того чтобы заниматься массовой бурной имитацией лечебной деятельности) таким «спасателям» сказать родителям честно, что в настоящее время не существует лекарственных препаратов, сколько-нибудь существенно влияющих на прогноз при угрозе ДЦП и других последствий перинатальных поражений головного мозга. Что основное внимание нужно сосредоточить на физиотерапии в современном понимании этого слова (двигательной абилитации, кинезиотерапии). Что медикаментозные вмешательства обоснованы при наличии эпилептических припадков и в какой-то степени (с тщательным учетом индивидуальных обстоятельств) — при ликвородинамических нарушениях. А в более поздний период используются средства, влияющие на мышечный тонус, — миорелаксанты и диспорт-терапия, создающие «терапевтическое окно возможностей» для освоения и совершенствования двигательных навыков. Что никаких хитрых и эффективных «схем» комплексной медикаментозной терапии не существует. Что ребенку не нужно делать больно ни с помощью уколов «витаминчиков» и препаратов с недоказанной эффективностью, ни с помощью акупунктуры, ни другими подобными способами.

опубликовано 07/09/2017 16:24
обновлено 11/09/2017
Методы лечения, Врожденные и наследственные болезни, Нервные, психические и психологические болезни, Особенные дети и их семьи

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения