Авторы: Белоусов Антон

Помните тот день, о котором все так много говорили — 21 октября 2015 года — один день из будущего, который 30 лет назад показали в фильме "Назад в будущее-2"? Я много раз смотрел на этот день на экране и подумать не мог, что самого главного об этом дне Роберт Земекис так и не смог угадать. Речь, конечно, не о летающих машинах и досках и даже не о гидраторе пищи. Речь о том, что именно в этот день у меня в Ванкувере родится сын — Нейтан Эрик. Для друзей — просто Нафаня.

Сейчас, конечно, малыш Нейтан занимает не только большую часть моего времени, но и почти все мысли, поэтому-то не так много выходит новых постов. За время моего отсутствия на работе забыли, как я выгляжу, но зато я — самый счастливый в мире. И должен сказать, что во многом той связи, которая установилась у нас с маленьким Нафанькой, я обязан канадскому госпиталю и их подходу к родам. О них и о том, как это происходит в Канаде, и будет этот пост.

Беременность

После десятой недели беременности семейный врач направляет к гинекологу, который будет следить за здоровьем будущей мамы и ребенка до, во время и после родов. Если вдруг до сих пор не было семейного врача — самое время записаться к кому-нибудь, и не переживайте, все хорошие уже все равно давно заняты.

Тот факт, что семейный врач может находиться в одной части города, гинеколог — в другой, а госпиталь — вообще в третьей, ничуть не помеха. Можете подобрать доступных по месту жительства, но почему-то все ищут хороших, с репутацией, а к ним нужно ехать.

По сути, гинеколог замещает семейного врача на этот период для мамы и ребенка.
Большинство из них лично присутствуют при родах и сами подают за вас заявление в госпиталь, с которым работают.

Здесь, в Канаде, нет роддомов как таковых (за исключением BC Women’s Hospital разве что) — есть только родильные отделения в госпиталях общего профиля.

Около полуночи в госпитале Святого Павла, уже с ребенком на руках, я наблюдал картину, как паникующий муж закатил свою кричащую супругу в родильное отделение, через две минуты их увезли в палату, а еще через 5 минут прибежала взмыленная женщина — явно врач, ведущий роженицу.

Вот вам и удивительный факт о канадских гинекологах: в дождь или снег, среди ночи или прямо во время дневного приема они срываются и летят в госпиталь к своим пациентам.

За все время беременности нас трижды отсылали на УЗИ — два плановых, на 12-й и 20-й неделе срока, остальные назначаются по показаниям. На каждом приеме примерно с середины срока врач слушала его сердце портативным доплером, похожим на коммуникатор из Звездного Пути.

Осмотр у врача последние два месяца — еженедельный: до 33-й недели — раз в месяц, потом — раз в две недели и с 36—37 недели — еженедельно. За каждый лишний набранный килограмм доктор Станчева отчитывала жену, так что та всегда следила за набором веса, особенно тем больше, чем ближе к следующему приему.

После предыдущего кесарева 9 лет назад (из-за ягодичного предлежания) у канадских врачей была установка рекомендовать естественные роды при отсутствии противопоказаний, а также при желании мамы. Такие роды здесь называются VBACK (Vaginal Birth After Cesarean)v-b.

Приезд в больницу

Когда наступил тот самый день, а наступил он аккурат в утро моего Дня Рождения,— по совету нашего доктора, мы сделали 3 звонка: один — друзьям, что мы оставим у них старшего ребенка; другой — ей, доложить о частоте и продолжительности схваток и сообщить что мы едем в госпиталь и третий — в родильное отделение госпиталя, куда она нас записала, с той же информацией.

В Канаде редко забирают рожениц на скорой помощи — в основном установка такова, что как только происходит одно из необходимых условий, — садитесь в машину или такси и езжайте в больницу:

  • отошли воды
  • выделения приобрели коричневый или зеленый оттенок
  • периодичность схваток составляет 5 минут с продолжительностью 45—60 секунд в течение часа.

Кто-то устраивает гонки с криками по ночному городу, в нашем же случае мы не спеша доплелись по пробкам до даунтауна, забросив по пути старшего.

St. Paul’s hospital, Providence Building

Если женщина явно находится на активной стадии родов, у нее за минуту списывают ее данные и помещают в палату. В родильном отделении госпиталя Святого Павла (St. Paul’s) все палаты — индивидуальные. В других больницах, как правило, по умолчанию дается палата на двоих, а индивидуальная — за дополнительную плату.

Если женщина не кричит от боли, то ее пока помещают на обследование в пренатальную клинику («клиника» — одно название, на самом деле — врачебный кабинет совмещенный с двумя палатами здесь же, на входе в родильное отделение). Поскольку у нас явно было еще много бессонных часов впереди, туда нас и отправили. Надели больничную робу и подсоединили к аппарату, считывающему пульс ребенка (Electronic Fetal Monitor) и силу сокращений матки и оставили так на несколько часов.

Еще дали в руки кнопку, которую попросили нажимать каждый раз когда ребенок шевелится.

На входе нас встретила доктор, которая только вчера проводила осмотр перед запланированным кесаревым, сказала что будет молиться чтобы у нас все получилось без операции, но нам правда-правда было противопоказано.

Через сутки — на 10 дней позже срока — было запланировано кесарево, но воды стали отходить на два дня раньше .

За три или четыре часа медсестры несколько раз спросили, не принести ли сока (был апельсиновый и яблочный) или воды, пришел дежурный врач и проверил открытие шейки матки. Сказал, что на то что нас отправят домой, мы можем особо не расчитывать — VBAC (роды после кесарева), срок уже переходили на две недели, а тут еще и воды отошли — но и до активной стадии родов еще далеко. Домой ехать — еще дальше (30км по пробкам). Лучшее что мы можем сделать — пойти походить по городу, нагулять схватки. Что мы и сделали — от такой четырехчасовой прогулки к Парку Стенли, по набережной и несколько раз поперек даунтауна некоторые наши знакомые мужчины родили бы, но только не Вика.

Если вам интересно, у нас был очень недурственный праздничный ланч в украинском ресторане (у меня же день рождения, как ни как) и просто замечательный променад вокруг озера в Стенли парке. Денек выдался солнечный, просто песня.

По возвращению в госпиталь нас снова положили в пренатальную клинику и дежурный врач проверив открытие заключил, что воз и ныне там, хотя и не без улучшений. Подали поздний ужин, извинившись, что не дали меню на выбор, поскольку заказы на ужин принимаются в первой половине дня.

После еще двух часов в пренатальной клинике сказали что делать нечего, будут переводить в палату. Все равно на через 36 часов у нас запланировано кесарево.

Палата

Индивидуальная палата в госпитале Святого Пола — это комната (размером с большой отельный номер) с раздвижной дверью и ширмой в паре метров от нее (чтобы не было видно кровать в открытую дверь из коридора). В каждой палате есть туалет и джакузи, перед входом — умывальник, а в дальнем углу — большая кладовка где стоит детская кроватка, гимнастический мяч, вешалка для одежды и еще несколько громоздких вещей которые могут понадобиться.

В центре комнаты за ширмой стоит больничная кровать. За ней — несколько стационарных приборов для мониторинга основных жизненных показателей. В стене — целый набор «розеток» к центральным системам подачи кислорода, «медицинского воздуха», веселящего газа и прочего.

Рядом с кроватью — уже знакомый прибор для мониторинга мамы и ребенка и перевозка для новорожденного с обогревателем в крыше. Правда, в отличие от предыдущего, этот — беспроводной: два датчика размером с хоккейную шайбу прижимаются на эластичных лентах к животу и подключают его к больничной сети wi-fi.

По впечатлениям жены эти датчики — самое неприятное воспоминание обо всем процессе: ленты уж слишком сильно вдавливают датчики в и без того болящий от схваток живот. Если бы можно было поменять что-то одно во всем опыте родов в Канаде — то эти датчики.

С другой стороны от кровати подогнали мобильный реанимационный юнит для новорожденных. Это такая тележка с пеленальным столиком, обогревательной лампой над ним и набором оборудования для реанимации новорожденного.