Авторы: Сухомлинский В.А.

Источник моральных привычек - в единстве глубокой сознательности и личной эмоциональной оценки явлений, взаимоотношений между людьми, их моральных качеств. В свете тех глубинных интеллектуальных и эмоциональных процессов, которые совершаются в душе человека в годы отрочества, воспитание моральных привычек приобретает особый вес. Моральные привычки - азбука моральных идей и убеждений. Формирование моральных привычек - это тот путь проникновения воспитателя в духовный мир воспитанника, без которого невозможно понимание человека и влияние на него тончайшими средствами - словом, красотой. Благодаря моральной привычке нормы общественной сознательности и общественной морали становятся духовным приобретением личности. Без моральной привычки невозможны самоутверждение, самовоспитание, уважение к самому себе. Дело в том, что моральная истина становится чем-то святым, безоговорочным, дорогим для личности именно потому, что человек принимает близко к сердцу благородство этой истины, в его сознание идут молниеносные эмоциональные сигналы: делай именно так, потому что делать иначе не позволяет уважение к самому себе. Привычка облагораживает этот внутренний голос совести, чувство всегда стоит на страже сознания. Эти сложные процессы под силу только отрочеству: как раз в этот период осмысливается обобщающий характер моральных идей. Отрочество словно открывает идеям путь к сердцу. Если важнейшие истины моральной культуры именно в подростковом возрасте не вошли в привычку, потерянного никогда не наверстать. Как же воспитывать моральные привычки в годы отрочества? Что нужно делать, чтобы сфера сознательности расширялась, охватывая наиважнейшие моральные богатства, которые стали для личности святыми, безоговорочными истинами? В годы отрочества первоочередное значение в моральном развитии приобретает единство сознательности и моральных чувств. Моральные чувства - это свет, который освещает путь человеческих поступков. "Без моральных чувств,- пишет советский психолог П. М. Якобсон, - которые вносят живое начало в восприятие человеком норм общественной морали, эти нормы, по сути, остаются чужими для него" (Якобсон П. М. Психология чувств. М., 1958, с. 210). Я старался пробудить в своих воспитанниках отзывчивость, чуткость ко всему, что происходит вокруг, утвердить яркую эмоциональную оценку явлений окружающего мира, чтобы подростки все принимали близко к сердцу, познавали не только сознанием, но и чувствами. Подростки вместе со мною воспринимают окружающий мир, и я будто передаю им свое отношение к вещам, явлениям, событиям: нет ничего, что оставляло бы нас равнодушными. Мы идем по лесу, впереди интересный день - отдых, прогулка, чтение, наблюдения, познание мира. По дороге видим: стоит грузовая машина, шофер копается в моторе. Он увидел нас и словно спросил, не поможем ли. Мы чувствуем: человек не скажет ни слова, но он ждет от нас помощи. Вот тут и нужно сказать подросткам слова, которые бы заставили их глубоко вдуматься в суть явлений, чтобы моральная истина взволновала их. Я нахожу эти слова, и они доходят до сердец мальчиков и девочек, наверно, прежде всего потому, что несут в себе яркую эмоциональную окраску. Мы забываем о лесных соблазнах (забываем, конечно, не совсем; мы помним об этом, но совесть подсказывает: стыдно пройти мимо). Одни из нас идут в село на ремонтно-техническую станцию, другие помогают водителю. Видение моральной стороны явлений, взаимоотношений между людьми, познание мира сердцем - очень важная предпосылка воспитания долга. Чувство гражданского долга рождается из элементарной моральной привычки, которая в условиях правильного воспитания прочно утверждается в людской душе в годы отрочества,- привычки приходить человеку на помощь независимо от того, просит он об этом или нет. Очень важно, чтобы явления окружающего мира, особенно взаимоотношения между людьми, не раз взволновали подростка, заставили его пережить весь диапазон чувств - от нежного сочувствия и сопереживания чужой беды до возмущения злом. Я твердо убежден: если у подростка выработалась чувствительность к окружающему миру, он начинает видеть себя глазами людей, его тревожит мысль: что подумают обо мне люди, если я пройду равнодушно мимо несчастья, зла? Что подумают люди?.. Эта тревожная мысль является, образно говоря, тем тончайшим проводом, по которому от сердца в сознание идет эмоциональный сигнал: я перестану сам себя уважать, если закрою глаза на то, что творится вокруг меня. Только так моральное понятие входит в привычку. Весьма важной предпосылкой этого вхождения является гражданская, коллективная, моральная оценка того, что делает человек наедине с обстоятельствами в годы отрочества. Духовное общение в коллективе должно быть таким богатым, чувство долга личности перед коллективом таким крепким, чтобы воспитанник ощущал на себе взгляд коллектива даже тогда, когда он один, когда жизнь повернулась к нему той гранью, которая требует личной инициативы, решимости, волевых усилий, мужества, честности. Наша задача состоит в том, чтобы важнейшие моральные привычки, прежде всего привычка поступиться собственными интересами, если нужно отдать свои силы во имя блага другого человека, стали традицией. Перерастание привычек в традиции - один из элементов той сложной перестройки сознания, без которой невозможно построить коммунизм. Старые традиции, которые складывались веками, имели, по выражению В. И. Ленина, страшную силу. В наши дни проводится кропотливая, тонкая работа- создание новых традиций, которые должны иметь - и будут иметь - огромную духовную силу. Привычки, которые входят в традицию, имеют большую власть над человеком, и в этом их воспитательная сила. В годы отрочества в коллективе моих воспитанников сложилась традиция: от того, как ты относишься к матери, девушке, женщине, зависит мнение коллектива о твоей личности. Эта традиция стала могучим стимулом самовоспитания: каждому парнишке хотелось поступками, поведением утвердить в себе моральное благородство. Другой важной закономерностью воспитания моральной привычки является эмоциональная оценка, переживание собственных поступков, особенно тех, которые отражают отношение к труду, к своим близким, к членам коллектива. Мы всегда стремились к тому, чтобы самостоятельное выполнение работы подростки переживали как радость, чтобы списывание, использование чужого труда вызывало недовольство самим собой. Для этих переживаний необходима подготовка: слова, настраивающие на самооценку. Воспитание, развитие тонкости чувств требует большой самостоятельности: чтобы дать эмоциональную оценку собственному поступку, человек должен напрячь силу воли. Советы по самовоспитанию, подбор специальных упражнений - все это приложение к процессу становления моральных привычек. Очень важно, чтобы подросток давал эмоциональную оценку не только хорошему поступку, но и тому, что нельзя, недопустимо. Переживание "нельзя" - это вырабатывание моральной ориентации личности в обществе. Главное же "нельзя", переживание которого каждым подростком мы считали элементарным признаком моральной культуры,- это невозможность быть равнодушным к тому, что происходит вокруг. Исключительное значение в практической воспитательной работе я придавал тому, чтобы каждый подросток переживал волнующую радость, полноту духовной жизни, принимал активное участие в деятельности, которая на первый взгляд не затрагивает его личных интересов. Третья закономерность воспитания моральных привычек - взаимосообразность морального принципа и поступка, к которому воспитатель побуждает воспитанника. Святые истины коммунистической морали - любовь к Родине, верность идеалам народа, принципиальность и т. д. - не следует повторять на каждом шагу и связывать с делами, которые являются азбукой моральной культуры, порядочности. Подросток нарисовал чертика на парте, подставил ногу товарищу, и тот, упав, разбил нос,- не следует по поводу этих фактов начинать разговор о долге перед обществом и подвигах героев. Всему есть место и мера. Соответственно этим закономерностям мы выработали программу моральных привычек. В нее были включены такие привычки: доводить начатое до конца; выполнять работу не как-нибудь, а только хорошо; никогда не перекладывать свою работу на других и не пользоваться плодами труда других людей; помогать старым, слабым, одиноким независимо от того, близкие это люди или "чужие"; согласовывать свои желания с моральным правом на удовлетворение желаний; никогда не допускать, чтобы, удовлетворяя мои желания, родители в чем-то ограничивали себя или создавали для себя трудности; согласовывать свои радости, удовольствия, развлечения с потребностями других людей; не допускать, чтобы мои радости доставляли кому-то заботы или боль; не скрывать своих предосудительных поступков, иметь мужество откровенно сказать о них тому, кому считаете необходимым сказать. Воспитание моральных привычек не требует каких-то специальных методов или приемов. Оно в самой сути коллективистских взаимоотношений. Важнейшим в этой тонкой сфере морального воспитания будет то, чтобы главным побуждением к хорошим поступкам была совесть и воля самих подростков. Воспитание не должно сводиться к приказам и бездумному подчинению. Подросток всегда должен чувствовать, что без его воли хороший поступок был бы невозможен. Это чрезвычайно важно в тех случаях, когда сами обстоятельства требуют от подростка правильной оценки его отрицательного поступка. С первых дней пребывания в школе я приучил детей к мысли, что признаться в предосудительном поступке - благородно. Не допускалось, чтобы признание "выдавливалось" угрозой наказания. Наказание в воспитании моральных привычек - вещь недопустимая. Этот инструмент вообще требует огромнейшей выдержки и такта. У хорошего мастера он всегда наготове, но он им никогда не пользуется. Там, где процветают наказания, где за каждый возможный отрицательный поступок предусмотрено соответствующее наказание, не может быть и речи о моральных привычках. Со времен Каина, писал Маркс, мир никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить наказанием: как раз наоборот1. Самый большой вред, который причиняют детям и подросткам непродуманные, примененные сгоряча наказания, заключается в том, что наказанному уже не нужно прилагать внутренние духовные силы к тому, чтобы стать лучше. Большая мудрость в словах Ф. М. Достоевского: наказание освобождает от мук совести2. Значительно легче наказать, чем добиться того, чтобы человек переживал собственную вину, карал себя своей совестью. А собственная кара, собственный голос совести в детстве и особенно в отрочестве имеют огромную силу. Я добиваюсь того, чтобы, осмыслив свой дурной поступок, подросток переживал мысль: я должен быть не таким, какой я сейчас. Переживание собственной вины - важный источник непримиримости и нетерпимости к дурным поступкам других.

Примечания
1. Эту мысль К. Маркс высказал в статье "Смертная казнь.-Памфлет г-на Кобдена.-Мероприятия английского банка", написанной в 1853 г. Приводим отрывок из статьи: "И вдобавок еще история и такая наука как статистика с исчерпывающей очевидностью доказывают, что со времени Каина мир никогда не удавалось ни исправить, ни устрашить наказанием. Как раз наоборот!" (Маркс К., Энгельс Ф. Соч. 2-е изд., т. 8, с. 530) .
2. Возможно, автор имел в виду приведенные ниже слова: "Неужели ты, идя на страдания, не смываешь уже наполовину свое преступление?" (Достоевский Ф. М. Преступление и наказание. М., 1970. с. 482).

опубликовано 08/05/2007 17:28
обновлено 13/05/2011
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения