Авторы: Сухомлинский В.А.

Важнейшим условием полноценного умственного воспитания являются прочные, сознательные знания элементарных истин науки - тех азов, с которых начинается обучение и без которых невозможно овладение вершинами знаний. В начальных классах дети овладели орфографическим минимумом (навсегда запомнили правописание слов), арифметическими обобщениями, правилами, формулами. В подростковом возрасте такая работа продолжалась с той же целенаправленностью. Не могло быть и речи о самообразовании, если бы в памяти прочно не сохранялись азбучные истины науки. Готовясь к занятиям в пятых-седьмых классах, каждый из нас, преподавателей, определял, что должно быть навсегда сохранено в памяти. Мы предостерегали от запоминания того, что должно было быть только осмыслено. Для трех лет обучения мы составили орфографический минимум по украинскому, русскому, французскому языках. Мы считали, что мысль подростка должна быть подготовлена для творческой умственной работы - работы, которая требует размышлений, исследования фактов и явлений. Многолетний опыт убедил меня в том, что уродливый характер умственного труда учеников - постоянное заучивание, зубрежка - порождает инертность мысли. Тот, кто только заучивает, может много помнить, но если приходится найти в памяти азбучную истину, все в голове смешивается, человек делается беспомощным перед элементарным умственным заданием. Не умея отбирать для запоминания только необходимое, он не умеет и думать. Если, например, работая над сочинением, подросток будет думать, как писать каждое слово, а решая задачу, станет думать над формулой сокращенного умножения, он вообще ни о чем не сможет думать. Есть вещи, над которыми ученик не должен думать, они применяются в умственной работе полуавтоматически. Как опытный слесарь берет инструмент, не рассматривая его, потому что знает каждую черточку своего инструмента, так и подготовленный к умственной работе ученик берет из хранилища своего сознания азбучную истину без напряженного сосредоточивания мысли. Для подросткового возраста это имеет исключительное значение. Бурное развитие абстрактного мышления порождает в подростке своеобразное презрение к азбучным истинам, которые нужно твердо запоминать. (Для чего запоминать какую-то формулу, когда мир безграничен во времени и пространстве?) Но абстрактное мышление невозможно без знания конкретных фактов, вещей. Тот, у кого нет "под рукой", в памяти, азбучных истин, в годы отрочества отличается косноязычностью мысли - у него мысль хаотичная, и это накладывает отпечаток на всю интеллектуальную жизнь. Мы уделяли большое внимание тому, чтобы элементарные истины запоминались и непроизвольно, и произвольно. В "Комнате мысли" выставлялись наглядные пособия и приборы, специально предназначенные для самопроверки, для тренировки памяти (например, математические электрины). У каждого была записная книжка "Для самопроверки". Сюда записывалось то, что навсегда нужно сберечь в памяти: алгебраические, физические, химические формулы. В беседах о психической культуре я учил подростков определять отрезки времени, через которые нужно проверять сохранение материала в памяти.
В начальных классах большое внимание мы уделяли умению учиться читать, писать, рассуждать, наблюдать, высказывать мысль. Если в отрочестве эти умения не развиваются и не углубляются, подросткам трудно учиться. Каждый из нас внимательно следил за тем, как совершенствуется умение быстро читать. Первоочередное значение в подростковом возрасте имеет чтение про себя. В шестом и седьмом классах ученик должен уметь мысленно схватывать целые части большого предложения. Без овладения этими умениями мышление подростка притупляется, мысль словно останавливается перед многочисленными тупиками. Неумение мысленно схватить законченные, логически самостоятельные части предложения, неумение догадаться о содержании какой-то части предложения, даже не дочитав его до конца,- все это отражается не только на успеваемости в данный момент, но и на анатомо-физиологических процессах в мозгу. Неумение читать тормозит, угнетает пластичность тончайших ассоциативных волокон, которые обеспечивают связь между центрами мыслящей материи. Кто не умеет читать - не умеет мыслить. Все эти вещи не второстепенные, в них таится грозная опасность умственной ограниченности, убогости интеллектуальной жизни. Учить нужно не только в начальных классах. В годы отрочества это обучение требует большой педагогической культуры всех преподавателей. Каждый из нас добивался, чтобы в пятом и шестом классах продолжалось выразительное чтение. Оно необходимо для тренировки. Без него невозможно выработать сложное умение глазами и мысленно схватывать логически законченную часть большого предложения, осмысливать и одновременно переходить к следующей части. Другими словами, подростка нужно учить читать и думать одновременно. Психологическая сложность этого умения является тем внешним стимулом, который пробуждает внутренние силы мозга. Учить подростков читать! Почему кое-кто из учеников, сообразительный, понимающий, пытливый в детстве, в годы отрочества становится ограниченным в своих умственных способностях, равнодушным к знаниям, инертным? Потому, что он не умеет читать. Человеческий мозг-это сложное целое, если одна часть недостаточно развита, тормозится работа всего целого. В коре полушарий есть участки, которые управляют чтением, они связаны с самыми деятельными, творческими отделами мозга. Если в участках, которые управляют чтением, есть тупики, тормозится анатомо-физиологическое развитие всех отделов коры. Есть еще одна опасность: процессы, которые совершаются в коре полушарий, необратимы. Если в подростковом возрасте человек не научился глазами и мысленно охватывать логически законченные части предложений и целые предложения, он никогда уже этому не научится. Задумаемся над следующим: отдельные подростки, очень мало работающие над домашними заданиями, все-таки успевают. Это не всегда объясняется их исключительными способностями. Часто это бывает потому, что они умеют хорошо читать. Умение хорошо читать, в свою очередь, развивает умственные способности. Мы заботились и о том, чтобы письмо стало полуавтоматическим процессом. Каждый преподаватель имел свою систему письменных упражнений. Подростки практиковались в написании слов и словосочетаний, свойственных этому предмету. Мы учили подростков распределять внимание между слушанием и письмом. Кто не справлялся с этой работой на уроках, выполнял дополнительные тренировочные упражнения. На уроках языка и литературы развивались наблюдательность, умение правильно выразить мысль. Путешествия к источникам мысли и слова стали теперь сферой самовоспитания.

опубликовано 08/05/2007 17:05
обновлено 13/05/2011
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения