Авторы: Сухомлинский В.А.

Коммунистическая идейность - это не заучивание истин коммунизма, а прежде всего горение благородных страстей. Без яркой эмоциональной жизни пионерская организация может превратиться во что-то мягкотелое и инертное. Идея становится одухотворяющим началом пионерского коллектива тогда, когда она выражена в душевных порывах, в борьбе, в столкновении с трудностями и преодолении их. Одухотворенность высокой идеи яркими чувствами - в этом, по сути, и состоит та пионерская и комсомольская романтика, которую, к сожалению, иногда представляют как что-то вне идейно-политического воспитания. Богатство идейной жизни - это и есть романтика. Романтика начинается в том, что юные ленинцы живут "взрослыми" интересами и стремлениями и чувствуют отношение к себе как к взрослым. Совершенно недопустимо "кормить" подростков "молочными идеями": не опаздывай на уроки, аккуратно выполняй домашние задания и т. п. Это важные обязанности школьника, но на них не построишь богатство идейных отношений, ими не вдохновишь; в этих обязанностях слишком узкое поле для борьбы и преодоления трудностей, для формирования идейных убеждений. Для этих убеждений необходимо богатство идейных отношений. Если в годы отрочества и ранней юности ученик безответственно относится к учебе, это означает, что в его жизни нет огонька, который бы освещал будничный труд, нет борьбы за настоящие, как говорят подростки, "взрослые" дела. Воспитывая коллектив, мы стремились, чтобы пионеры чувствовали себя единомышленниками в борьбе за великое, высокое. Великое и высокое-в самой сути коммунистических идей. "Взрослая" идея - это прежде всего труд для общества, переживание активного участия в создании материальных и духовных ценностей для людей. В мир взрослых я начал вводить своих воспитанников еще в начальной школе рассказами о ленинских идеях. Я рассказывал о жизни и борьбе В. И. Ленина за создание Коммунистической партии, о революции, о тяжких годах разрухи и гражданской войны, О строительстве социализма, о Великой Отечественной войне советского народа с фашистскими захватчиками. Очень осторожно я обращался к призыву: "Будьте и вы такими, как Ленин!" Чтобы знания стали убеждениями, необходимо огромное напряжение всех духовных сил, и чем больше самостоятельных поисков - как жить и бороться, что должно стать моим идеалом, тем глубже одухотворенность моральной идеей. Рассказами о В. И. Ленине и ленинских идеях я стремился прежде всего вдохновить подростков мыслями о служении народу. Наивысшее личное счастье - бороться за что- то более значительное, чем личные интересы. К этому выводу мальчиков и девочек приводили яркие факты, которые раскрывали суть ленинских идей. Сущность пионерской и комсомольской романтики я видел в том, чтобы мальчики и девочки, делая что-то необходимое для общества, чувствовали себя счастливыми. Это одна из наисложнейших вещей в воспитании. Тут много "подводных камней" равнодушия и пустой фразы. С большой осторожностью я относился к обязательствам, заверениям достичь поставленной цели. Чтобы давать обещание, нужно достичь высокого уровня моральной воспитанности - уметь жить во имя долга. Взять на себя обязательство можно лишь тогда, когда в коллективе уже есть идейная одухотворенность, внутренняя готовность к труду для людей, переживание счастья труда. Только при этих условиях каждый подросток вынесет из работы, связанной с взятыми перед людьми и собственной совестью обязательствами, чувство гордости при мысли, что он живет не только для себя, и это чувство станет духовным приобретением личности. В педагогической технике этого сложного дела важно то, чтобы одухотворенность ленинской идеей служения народу стала личным побуждением, личным мотивом. Пусть поменьше говорит подросток, во имя чего он трудится и преодолевает трудности, что вдохновляет его. Пусть все это совершается в глубине его души. Перед нами голый, сожженный солнцем склон. "Тут будет Сад для Людей",- решили юные ленинцы. На склоне мы вырыли ямы и посадили яблони. Началась долгая, нелегкая работа, которая составила целый период в духовной жизни подростков. Летом и осенью нужно было поливать деревья, иначе они засохли бы. А для этого нужно было приносить каждый раз тысячи ведер воды. Зимой задерживали снег, оберегали деревья от зайцев. Если бы мы отступили перед трудностями, если бы бросили начатую работу, в сердца подростков вошли бы пустота и лицемерие. Через год после начала этой работы отряд взялся еще за одно дело: мы заложили виноградник. Вскопали такой же забытый, бесплодный холм, разрыхлили почву, вырыли глубокие ямы, посадили нежные маленькие саженцы, сделали защиту от эрозии. Виноград требовал еще больше труда и забот, чем яблони. Под каждый куст подростки наносили немало плодородной земли. Это был не просто труд. Мы боролись. Чувствовали себя борцами-единомышленниками. Очень редко звучали слова о чести коллектива, но именно чувство чести коллектива побуждало к преодолению трудностей. Каждый чувствовал свой долг перед коллективом.
Дух единства - это, наверное, самые точные слова, которыми можно охарактеризовать отношение каждого подростка к коллективному делу. Зеленые ростки радовали нас, стали для нас материальным воплощением коллективного достоинства. Через два года, когда мои воспитанники закончили шестой класс, на сад и виноградник обрушилось стихийное бедствие - засуха. Природа словно испытывала нас. Земля трескалась от зноя. "Неужели мы отступим?" - эти слова были произнесены в жаркий июньский день, когда, придя в сад, мы увидели увядающие от жары листочки. "Нет, не отступим",- дали себе слово юные ленинцы. В тот вечер подростки решили назвать свой коллектив ярким, выразительным именем - Непобедимые. Это была своеобразная романтическая клятва: "Никогда не примиряться с противником - косными силами природы, не мириться с собственной ленью, нежеланием трудиться". Тут, под яркими июньскими звездами, не было сказано ни единого слова об идейной стойкости. Не потому, что в глубине души каждый из нас считал себя недостойным этих высоких слов. Нет, пионерская романтика выражается в более тонких и сложных чувствах и переживаниях; каких бы успехов ни достигли, идеал - впереди, мы на пути к идеалу. Это вдохновляет на преодоление трудностей - вот в чем суть этой одухотворенности, без которой не может быть и речи о пионерской романтике. Души мальчиков и девочек очень чутки к порыву, движению вперед. Если вы хотите, чтобы в глазах подростков не угасал огонек одухотворенности, никогда не допускайте покоя и благодушия: мы достигли цели, можно отдохнуть. Передышка в идейной жизни немыслима, как сон всех бойцов на поле боя. Через несколько недель подростки установили девиз своего отряда Непобедимых: "Всегда бороться и никогда не отступать!". Эти слова призывали, волновали, побуждали каждого всматриваться в самого себя, видеть себя глазами коллектива. Кроме девиза, в отряде Непобедимых был и символ - рисунок, который в ярком образе воплощал содержание и цель нашей борьбы: гроздь винограда и зеленый листок под жгучим в синем небе солнцем. Это означало: несмотря ни на что, мы добьемся торжества жизни, цветения, красоты! Мы приносим людям счастье. На склоне, в саду, недалеко от оврага, в котором был наш "Уголок мечты", мы соорудили соломенный курень. Тут каждый день дежурили двое пионеров. Деревья и виноград поливали вечером и ночью, иногда ранним утром Огонек вдохновения подростков поддерживался словом - рассказами о людях большой моральной красоты. Я побаивался прямолинейности, чувствуя, что в той духовной борьбе, которую ведут подростки, она недопустима. Было бы принижением благородных идей и неверием в юные сердца, если бы каждому трудовому напряжению предшествовал специально предназначенный для одухотворения рассказ. Подростки улавливают эту прямолинейность и воспринимают ее как недоверие. Рассказы были в определенной мере независимы от труда.
И чем тоньше удавалось мне найти форму этой независимости, тем органичнее была связь духовной жизни подростков с трудом. Эта связь была в глубине души: каждый был очарован, взволнован моральной красотой по- своему. Но потому, что идея одухотворяла всех и переживание состояния вдохновения было коллективным, пионеры чувствовали себя идейными единомышленниками. Через два года мы увидели первые результаты своего труда: стали плодоносить виноградные кусты. Все переживали волнующую радость успеха. Плоды своего труда мы раздавали дошкольникам, старым, больным. Первые гроздья винограда мы отнесли матерям, сыновья которых погибли на фронтах Великой Отечественной войны, а также бабушкам и дедушкам, уважаемым всем селом людям, которые отдали десятилетия своей жизни труду на земле. Я убедился, что вся логика и философия идейного воспитания пионеров состоит в одной мудрой истине: чем больше сил вложил человек в труд для людей, чем ярче он выразил в этом труде самого себя, тем глубже в его душе желание быть лучше, тем чище, благороднее его желания, стремления, порывы. Сама суть пионерской романтики состоит в материальном воплощении, утверждении внутренних духовных сил человека: красоту самого себя, своих товарищей, своего коллектива человек видит в том, что ими создано. На заложенном одновременно с виноградником питомнике выросли сотни саженцев, и мы стали раздавать их людям. В селе появились десятки виноградников. В осенние и зимние вечера пионеры шли в хаты колхозников, где на огонек собирались люди послушать наши рассказы о природе, науке, человеке, обществе, далеких странах, борьбе народов против эксплуатации и войны. Мы доказывали, что наша земля может дать в несколько раз больший урожай, если работать по-настоящему. Мы хотели добиться того, чтобы виноград стал в нашем селе таким же обычным продуктом, как хлеб. Ведь кто ест виноград, тот дольше живет. Чем больше мы радовались хорошему, созданному собственными руками, тем лучше мы видели плохое. Мы заметили, что колхозники, которые работают на свекольных плантациях, в обеденный перерыв отдыхают под палящими лучами солнца. Мы заложили в поле три сиреневых сада. Взрослые помогали нам, и уже через два года люди отдыхали в тени, а весной к тому же любовались цветами. Поле для борьбы открывалось для нас на каждом шагу. Вот на ниве едва приметная канавка: это грозный признак эрозии, тут образуется овраг. Мы вступаем в борьбу, сажаем деревья, создаем противоэроэионную защиту. Труд сочетался с игрою. Суть ее в эстетической и эмоциональной выразительности борьбы за красоту, человечность, дружбу, в переживании радости духовного единения. Пионерская романтика невозможна без игры. У одного из школьных зданий есть балкон. Как- то Подростки заметили: на балконе растет ромашка. Пришло в голову: создадим тут еще один уголок - уголок красоты. Хотелось этот замысел держать в тайне. Вечерами мальчики и девочки приходили в школу, носили на балкон землю с перегноем. Весной сюда перенесли куст розы, незаметно для других школьников поливали его. Куст зацвел. Здесь в тихие летние вечера собирались подростки, читали интересную книгу, мечтали о тайнах непознанного. У подростков не угасает интерес к сказке. Много игр было построено на сказочной основе. После окончания пятого, шестого, седьмого классов наш коллектив на несколько дней уходил в поход. Это были захватывающие Путешествия в сказку. Среди многочисленных рукавов Днепра мы нашли место, на которое, казалось, никогда не ступала нога человека. Тихое, будто сонное, озеро, заросший деревьями остров. На острове жили дикие кабаны. В лесу мы видели лося. Этот уголок подростки так и назвали: "Таинственный мир". Мы дали себе слово оберегать его. Под ветвями деревьев каждое лето устраивали два жилища: одно на берегу Днепра - для мальчиков, другое в глубине острова - для девочек. Придумывали интересные игры с ночными переправами через озеро, с сооружением плотов. Для мальчиков самой интересной была игра "Партизанскими тропами". Сушили сено - готовили для коз и лосей запасы на зиму. Чтобы сберечь свой Таинственный мир от "любопытных" охотников, на дороге к острову мы сделали несколько завалов, нагромоздили пни, камни, надежно укрыв от посторонних глаз зимнюю дорогу на остров. Во время каникул мы осторожно пробрались в Таинственный мир. Нашли пещеру, соорудили зимнюю кухню, варили еду, грелись у очага, откапывали из-под снега сено; лоси зимой становились особенно доверчивыми. Однажды нас застала на острове вьюга. Вслушиваясь в завывание ветра, мы улавливали какие-то таинственные звуки. Тут мы прочитали "Северную Одиссею" Джека Лондона и книгу партизанского полководца С. А. Ковпака о героическом походе от Путивля до Карпат. В те незабываемые дни мы провели военную игру: наступали на вражеские укрепления, штурмовали неприступную вершину. Во время одного из летних путешествий мы обнаружили овраг, заросший деревьями и кустарником. В глубине оврага мы нашли озерцо с прозрачной водой и в нем увидели рыбу. Как она попала сюда? Может, во время весеннего разлива? Но и в самое большое половодье сюда не достигала вода из озер. Так и осталась тайной рыба в маленьком озерце. Недалеко от озера росла липа, стройная, красивая, а под нею десятка два маленьких липок. Мы пришли к оврагу поздней осенью, выкопали липки. Приближалась пора окончания седьмого класса. Еще в пятом классе мальчики и девочки посадили деревья дружбы. Каждое дерево сажали двое - друзья. Место посадки сохранялось в тайне: дружба - дело глубоко личное. Моим желанием было создание такой духовной общности, которая была бы неприкосновенной и сохранялась как что-то самое дорогое, интимное. Если вы хотите, чтобы духовная жизнь коллектива была богатой и полноценной, создавайте личную жизнь, богатую чистыми, возвышенными чувствами, жизнь, которая давала бы личное счастье, жизнь, в которую никто бы не вмешивался. Это один из очень тонких моментов воспитания.
Друзья нашли известные только им уголки и посадили липки, выкопанные в овраге. Едва ли есть сила, которая бы лучше облагораживала юные сердца, чем романтика благородной дружбы. Без переживания красоты дружбы, красоты людской преданности юное сердце останется глухим к таким высоким моральным идеям, как верность долгу, преданность Родине. Без высокой потребности человека в человеке нет преданности идее. Я стремился, чтобы романтика дружбы имела свои корни в детстве и отрочестве. Через чувство потребности в человеке в юные сердца входила благородная идея верности народу. Переживая чувство дружбы, мальчики и девочки познавали красоту народа, его идеалов, труда, созидания. Во время учебы моих воспитанников в пятом классе наша школа стала дружить с коллективом Кормьянской средней школы Гомельской области. Каждый год в гости к друзьям ездили наши пионеры, к нам приезжали гости из Белоруссии. Стали традиционными встречи у пионерского костра в белорусских лесах и у нас в лесу, В первый приезд белорусских гостей был заложен Сад дружбы: наши и белорусские пионеры посадили яблони, вишни, сливы, абрикосы. Каждый новый приезд дорогих гостей прибавлял деревьев в Саду дружбы. Никогда в жизни подростков не было иного труда, который бы так ярко воплощал высокие гражданские и в то же время глубоко интимные чувства, как уход за деревьями в Саду дружбы. В этот труд каждый вкладывал искреннейшие порывы своей души. Мы, воспитатели, убедились в том, что чувство дружбы с детьми народов-братьев является могучей духовной силой, которая облагораживает юные души. Под властью этого чувства юное сердце буквально преображается: нечувствительный и равнодушный становится чутким и заботливым, у эгоиста пробуждается чувство долга перед людьми. Толя, Петрик, Коля, Тина, у которых дома была такая обстановка, что вела к очерствлению сердца, несколько раз ездили в гости к белорусским друзьям. Никогда не забуду, как, прощаясь с ровесниками, которые стали на всю жизнь братьями, Толя плакал и не стыдился своих слез. Это были первые слезы в его жизни, первое чувство взволнованности, вызванное переживанием красоты благородной потребности-потребности в человеке. Я с радостью наблюдал, как менялся характер Толи: мальчик стал впечатлительным, чутким к слову. То, что прежде, казалось, не доходило до его сознания, теперь волновало, тревожило, заставляло вмешиваться в события окружающей жизни. После возвращения от белорусских друзей Толя вдруг увидел, что недалеко от него живет инвалид-дошкольник Петрик. Толю потрясло горе маленького человека, прикованного к постели. Однажды Петрик сказал Толе: "Какой ты счастливый - ходишь по земле, идешь к вербе, что у пруда..." Эти слова запали глубоко в душу двенадцатилетнего подростка. Он пришел ко мне, рассказал о глазах своего маленького товарища. Во взгляде Петрика он прочитал мольбу: возьмите меня хоть раз с собою в лес, в поле! Так началась дружба с маленьким человеком. Эта дружба сыграла большую роль в воспитании чувств подростка. Однажды белорусские друзья привезли саженцы елочки и рябины - редкостных в нашей местности деревьев. Заложили Аллею дружбы. А мы повезли белорусским друзьям яблони. Сад дружбы зазеленел и на белорусской земле. Глубокие и тонкие чувства переживали подростки в те единственные, неповторимые минуты, когда они копали нашу обыкновенную украинскую землю, укладывали ее в ящики, чтобы повезти в Белоруссию, высыпать ее под яблони: пусть крепче приживаются. А когда эти ящики открывали на белорусской земле и сажали яблони, в глазах у Толи, Петрика, Коли, Тины я видел сияние высшего человеческого благородства. В такие минуты человек поднимается на вершину нравственной красоты, ощущает себя духовно богатым, переживает чувство приобщения к священным идеалам народа. Я дал себе слово: каждого своего воспитанника проведу через это, с каждым поднимусь на вершину нравственной красоты. Жизнь убедила, что идейное воспитание - это формирование утонченной способности познавать мир разумом и сердцем. Чем тоньше становились моральные и эстетические чувства подростков, тем чувствительней воспринимали они слова воспитателя, тем тоньше влияли на их сознание образ, картина, которые я создавал словом. Когда подростки находились под впечатлением встреч с белорусскими друзьями, они были особенно чутки к моим рассказам о ленинских идеях. Тонкость переживаний, проникновение сердцем в духовный мир других людей, глубокая потребность в человеке - все это утверждало чуткость к революционной романтике - романтике подвига во имя блага народа, романтике Красного знамени и пионерского галстука. Рассказывая юным ленинцам о верности пионерской клятве, о подвигах героев, отдавших жизнь за честь Красного знамени революции, я видел, как в глазах подростков загораются огоньки благородных чувств. В эти минуты мне вспоминалось, как жаловались учителя многих школ: "Почему пионеры иногда равнодушны к красному галстуку? Почему они иногда даже стыдятся носить галстук?" Потому что часто нет крепкой эмоциональной основы идейного воспитания. Идея становится личным приобретением, богатством души лишь тогда, когда она неотделима от чувства красоты, человеческого благородства. Если человек дорожит нравственной красотой, он не может вырвать идею, как не может вырвать собственного сердца. На восьмом году обучения у нас была создана комсомольская организация класса. К этому событию подростки готовились с большим волнением. Вся духовная жизнь пионерского отряда была, по сути, подготовкой к вступлению в организацию, которую подростки рассматривают как организацию для взрослых. Главное, чтобы каждый пришел в комсомол своею собственной тропкой, чтобы каждого в эту организацию привела личная зрелость. Нельзя считать, что, сказав пионерам-восьмиклассникам: "Теперь вы уже комсомольцы" и вручив им в торжественной обстановке комсомольские билеты, мы тем самым сделаем их взрослыми. Наивная вера в магическую силу комсомольского билета нередко мстит воспитателям: если подросток чувствует, что после торжественной церемонии о нем забыли, он становится равнодушным. Больше того, он начинает думать: все то высокое, возвышенное, о чем говорилось,- лицемерие. Мы заботились о том, чтобы вступление в комсомол основывалось на внутренней гражданской, общественно-политической зрелости каждого подростка. Именно тут большую роль сыграет индивидуальный, личный опыт общественной работы. Я стремился, чтобы в моем классе каждый подросток переживал чувство своей необходимости для людей, радость личного труда для коллектива. Человек не только должен добросовестно выполнять то, что поручают, - он должен стать организатором, инициатором важного общественного дела; лишь при этом условии он готов к вступлению в комсомол. Необходимо каждому найти дело по душе. Уже в седьмом классе Ваня стал руководителем пионерского кружка исследователей природы. У него были свои воспитанники - ученики третьих-четвертых классов. Во время летних каникул Ваня отправлялся с детьми в путешествия: юные селекционеры искали наиболее морозостойкие сорта пшеницы. Он заботился о своих маленьких товарищах, близко к сердцу принимал их успехи и неудачи. Предметом большой заботы всех нас, воспитателей, было то, чтобы общественная деятельность каждого подростка была проникнута тонкими, разнообразными отношениями с младшими товарищами. На шестом году обучения Юрко стал одним из механиков, в распоряжении которых была школьная техника (тракторы, автомашины, механизмы для ремонта). Постепенно вокруг него организовался кружок юных механизаторов (пионеры третьих-пятых классов), который изучал двигатель внутреннего сгорания. Воспитательная сила этой общественной деятельности состояла в том, что подросток видел прежде всего не машины и механизмы, а живых людей. Много подростков на седьмом году обучения вышли за стены школы, полем их общественной деятельности стали село, колхоз. Выделялись мальчики и девочки, которые полюбили интересную работу: распространение научных знаний среди населения в очагах культуры. В селе было создано Общество почитателей книги, в работе которого принимали участие и подростки. На окраинах села в осенние и зимние вечера Петрик, Таня, Люда, Люба читали колхозникам художественные произведения. У них появились старшие друзья. "Подумайте, взвесьте свои силы, проверьте свою готовность к вступлению в организацию юных коммунистов, - советовали мы подросткам. - Не следует торопиться, но нельзя и часа расходовать напрасно". Нам хотелось, чтобы духовная жизнь подростков была насыщена многими мыслями, чувствами, переживаниями. Мы старались создать обстановку и условия, способствующие тому, чтобы мальчики и девочки в эти дни могли в одиночестве почитать, поду мать. Большой такт, общность интересов воспитателя и воспитанника нужны были в этот период, чтобы отдельным подросткам именно теперь посоветовать ту или иную книгу. Первыми подали заявление и вступили в комсомол Варя, Лариса, Костя, Коля, Галя, Люба и Ваня. На собрание, посвященное приему в комсомол, пришли участники Великой Октябрьской социалистической революции, Великой Отечественной войны. Первый член партии в нашем селе, участник гражданской войны Василь Мусиевич обратился к вступающим в комсомол с наказом. Все, что делалось до этого времени для воспитания общественной активности, было, по существу, подготовкой к восприятию идей наказа старших поколений. И содержанию, и форме наказа мы придаем большое значение. Наказ коммунистов стал одной из комсомольских традиций.

опубликовано 08/05/2007 17:48
обновлено 13/05/2011
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения