Авторы: Цепов Д.

             Как это часто бывает в любовных романах, изобилующих постельными сценами, я сегодня проспал на работу. Во всем виновато проклятое стадное чувство солидарности с пьющими жителями Лондона. Пятница – значит надо гулять допоздна , как все нормальные люди, даже если в субботу опять идти на работу.

            Про это я как-то не подумал. То ли от трех рюмок коньяка, выпитых вчера в гордом одиночестве, то ли от недосыпа, слегка болела голова. 

            Естественно, на утреннюю передачу дежурства я не успеваю. И это, не говоря уже о фитнесс клубе, где мою атлетическую фигуру последнее время видят гораздо реже, чем ту же самую фигуру, заказывающую двойной «Реми Мартан» у стойки бара «Henry’s», что на Пиккадилли. 

            Бар "Henry’s”, кроме как мной, ничем, в принципе, особо не знаменит. Пару раз там видели Кевина Спейси в ботинках и один раз, мельком, человека, похожего на Кейт Мосс, с пакетом из «Маркс энд Спенсера». 

            Нет, я, конечно же, не сижу там вечерами, напиваясь пивом до полного изумления. Я просто всегда захожу туда ненадолго, когда гуляю в гордом и смешном одиночестве по Лондону, оставляя слева отель «Риц», выставку картин Кунийоши и Грин Парк, перед тем, как завернуть по Хаф Мун Стрит к Шепердс Маркету. 

            Гадство! Рубашка не глажена! Придется вчерашнюю одевать... А, вот она в бельевой корзине ... свежа, как осетрина! 

            Пиккадилли в пятницу вечером очень похож на трансляцию канала Fashion TV. Мимо меня в большом количестве проходят удивительной красоты высокие девушки, все, как одна, в колготах и помаде. Их непрерывное движение туда-сюда создает особый парфюмерно-романтический ветер, который постоянному обитателю района Мейфейр ни с чем невозможно спутать. 

            Любого лондонца - эстета приведите с завязанными глазами в пятницу вечером на Пиккадилли и спросите: «Где это мы находимся?» Он вдохнет в себя этот волшебный ветер с запахом остывающего ночного вест-эндского асфальта, сыроватого аромата листьев Грин Парка, запахом выпечки из «Старбакса» и духов «Шанель Шанс», прислушается к шуршанию юбок от «Карен Миллен», стуку каблуков «Джимми Чу» и скажет, едва улыбнувшись, по-английски : «Вероятно, мы на углу Пиккадилли и Доувер Стрит, сэр.» 

            И ветер этот романтический, и девушки эти в колготах, и лондонская ночь, не буду скрывать, меня всегда очень волнуют. Но волнение это, конечно же, исключительно платоническое и во многом философско-созерцательное. Ну сами посудите, познакомиться, а тем более, подружиться с таким невинным и прекрасным созданием в колготах и помаде, спешащим занять очередь в клуб «Махики», где вышибалы будут бесстыдно и бесперспективно ее разглядывать, мне совершенно невозможно, не нужно, искусственно и бессмысленно. Нет, ну как вы себе это представляете? 

            - Здравствуйте, милая девушка... меня зовут доктор Белка, вернее, мистер Белка. Я вам потом расскажу разницу, если захотите... Подождите, не уходите... Я расскажу вам о себе, хотите? Кстати, прекрасные духи. Эскаду «Магнетизм» ни с чем невозможно спутать... 

            Как я угадал? Я акушер и женский хирург-онколог. Я люблю Маркеса, коньяк, Ремарка, Тома Уэйтса, рубашки "New and Lingwood” и красивых женщин, склонных к меланхолии. Я не люблю, когда война, когда умирают на операционном столе и, когда обо мне пишут в газетах. У меня мало друзей и я, в принципе, самовлюбленный павлин. 

Кстати, вы знаете чем отличается хирург от бога? У бога нет медицинского образования...

Вам не смешно? Странно ...А хотите коньяку? Куда же вы? 

            Шансов на успех, естественно, ноль. А еще могут и подумать , что извращенец и сдать в полицию. Ну, возможно, насчет этого будут правы. 

            Только извращенец может целый месяц сохнуть по доктору – практиканту Мицуно–сан, девушке с глазами, напоминающими своей синевой марианскую впадину. Сохнуть и отмораживаться, но так и не признаться ей в любви - это извращение и глупость. Хотел было уже в прошлый понедельник, но тут трясение земли, цунами и Фукусима, мать ее за ногу. Какая уж тут любовь! 

            Столько людей погибло, а я со своими чувствами и орхидеями, как болван. Орхидеи, конечно, выбросил в мусорку, чувства тоже. Чувства, правда, потом пришлось, тайком и оглядываясь, доставать из мусорки, в общем, так себе романс вышел. 

            Утренний  «Мерседес»  встретил запотевшими стеклами и недовольным урчанием дизеля. Нет, друг, извини, сегодня греть тебя не буду – опаздываю. На передачу дежурства точно опоздал уже,  так что поехали по-холодному. Черт! Забыл кофе на кухне....и сигареты...блин. 

            - Доброе утро, мистер Белка! Прекрасный галстук! (улыбка)

            - Спасибо, Хелен. 

            (Правильно, Хелен. Начальство не опаздывает, а тайно, вне поля вашего зрения, пока вы уныло плететесь к семи тридцати на утреннюю пересменку, решает важнейшие организационные вопросы, а, может, даже, и спасает мир. Так, все, полно самобичеваться, надо работать.) 

            - Сегодня два плановых кесарева сечения, мистер Белка. И одно полу-экстренное...

            - В субботу? Плановые операции ? Что за новости? 

            (А галстук этот, Хелен, я надел только потому, что мне его десять лет назад подарила мадмуазель Бретеше, настоящая французская демонстраторша исподнего белья и моя неразделенная любовь образца 2001 года. Просто я о ней вчера думал. Этот вычурный галстук, я полагаю, прекрасно гармонировал бы с диваном эпохи железного роккоко, и уж точно не с субботней небритой и заспанной рожей вашего консультанта, вы совершенно правы, Хелен. Sorry about that. Bitch.) 

            Комната номер три, Мадам Дидье, тридцать семь лет, первая беременность, тазовое предлежание и безуспешная попытка поворота плода на головку в четверг. Тридцать девять недель и три дня. Гемоглобин – двенадцать, группа грови - Бэ плюс. Ее операцию отменили вчера, так как она перед тем как идти в операционную, от волнения наелась лукового супа с гренками. 

            - Пожалуйста, подготовьте портативный аппарат УЗИ перед тем как взять ее в операционную, вдруг это бейби - эквилибрист? 

            - Я уже сделала скан, сегодня утром – по-прежнему, тазовое ... 

            - Главное,  спрячьте от нее подальше луковый суп! А то - неровен час... И гренки! Гренки спрячьте! И Камомбер! Вообще, посадите к ней в палату акушерку, пусть следит. 

            Комната семь, Миссис Акиомо, тридцать девять недель, два кесарева сечения в прошлом, последнее в 2006 году в Момбассе, к сожалению, с повреждением мочевого пузыря. Повторная операция – ушивание пузыря. Сейчас без симптомов. Гемоглобин десять и пять, группа крови Бэ-положительная. Это ваша пациентка, мистер Белка. Вы сами назначили ее на субботу. Два юнита крови в холодильнике. 

            - Да, я ее знаю, спасибо. Надеюсь, сегодня обойдемся без урологов. Интересно, а почему я ее назначил на субботу? Ладно, неважно ... Бред какой-то... 

            Комната восемь, Мисс Ковальска, вторые роды, тридцать восемь недель, свидетельница Иеговы, переднее предлежание плаценты, небольшое кровотечение вчера вечером. Бейби в порядке. Не говорит по - английски, отказывается от переливания крови и ее призводных. Подписала директиву. Польская переводчица заказана сегодня на девять часов. Гемоглобин одиннадцать. Согласна на ампутацию матки по жизненным показаниям. Не прокесарили вчера , так как кровотечение остановилось и бейби в порядке. Решили подождать до утра. 

            -Прекрасно! Завидую людям, которые готовы умереть за идею. Я бы, наверное, так не смог. Вы подготовили аппарат для переливания аутокрови? Консент подписан? 

            - Да, все готово. Аппарат на ходу и готов к производству кровяной колбасы из материала заказчика! 

            - Ну и шутки у вас, Хелен, я, кстати,сегодня еще не завтракал. 

            - Вероятно, мистер Белка вчера поздно лег спать? 

(А ну-ка соблюдайте субординацию, доктор Краучер! Да, что-то я вчера припозднился...)

            -  А где Мицуно? 

            - Она была здесь в восемь часов, но вас не нашла, и мистер Маркус забрал ее ассистировать на свой операционный лист в главную операционную. У него сегодня две лапароскопии и задняя пластика влагалища. 

            - Хорошо, давайте сначала прокесарим предлежание плаценты, потом – третье кесарево с повреждением пузыря, а тазовое - в последнюю очередь. При условии, что она не найдет новый источник лукового супа. Давайте, активизируйте анестезиологическую службу, мы и так сегодня поздно начали. 

            Во взгляде Хелен Краучер прочиталось «Не мы сегодня поздно начали, а вы вчера поздно закончили, мистер Белка »

            А, совсем забыла ... в комнате номер пять Миссис Вильямс, тридцать три недели и пять дней, тяжелая атипическая преэклампсия.

            - Да? Интересно! Расскажите про нее. Почему атипическая?

            - Поступила вчера с головной болью, давление 160/90, белок в моче – отсутствует, нарушение зрения, общее недомогание. Дали стероиды, на всякий случай.

            - Странно, никогда не видел тяжелой пре-эклампсии без белка в моче ... Что еще?

            - Кровь в норме. Почки, печень, свертываемость, общий анализ. Рефлексы резкие. Даем Магнезию внутривенно. Давление стабильное. Бейби, вроде,  в порядке...

            - Что-то не вяжется мне ваша клиническая картина тяжелой преэклампсии в гармоничный пейзаж, доктор Краучер. Больше напоминает натюрморт, из которого украли кувшин и сливы. Пойдемте ее смотреть. Пока там анестезиологи со своими иголками в операционной готовятся к спинальной анестезии для предлежания плаценты....

            - Мистер Белка, вам звонили из Ай Ти. Просили передать, что во всей клинике не будет ни локальной сети, ни интернета еще пятнадцать – двадцать минут, они чинят сервер! Если вы захотите срочно заказать кровь, плазму или медикаменты из аптеки – скажите мне, я вызову срочного курьера. 

            - Спасибо, Сандра! Наверняка, госпитальный Котэ перегрыз провода в серверной.

            - Извините, мистер Белка? 

            - Нет - нет, ничего, спасибо, Сандра.

            Сандра – это наша оффис-менеджер и администратор . Без нее роды на отделении не возможны ни через естественные родовые пути , ни через другие места организма. Она решает все организационные вопросы. 

            - Кто акушерка в пятой комнате? Блин, не обход консультанта, а сон в летнюю ночь! (Стоит опоздать на работу на пятнадцать минут как от отсутствия вертикали власти и недреманного ока на отделении начинается разброд, шатание и партизанское движение. )

            - Мадам с предлежанием плаценты ушла в операционную или еще мается в палате, словно, Анна Болейн в Тауэре ? 

            - Нет, анестезиолог, доктор Рамичандр с ней все еще разговаривает о переливании крови. 

            - Как же долго все сегодня ... ну, и как, удачно разговаривает, прогресс есть? 

            - Нет, на донорскую кровь, тромбоциты и плазму она категорически не согласна, даже под страхом смерти, согласна на аутокровь и еще сейчас ведутся телефонные дебаты с главным свидетелем Иеговы по поводу Рекомбинантного Фактора VII-а. 

            - И что рекомендует свидетель из Фрязино? 

            - Это главный свидетель Иеговы по северному Лондону. Он утверждает, что все будет хорошо. А что такое Фрязино?

            -Так, одно ритуальное место в Индонезии. А, ну раз главный сказал, что все будет хорошо, тогда волноваться и незачем. И правда, чего это я напрягся? А вы знаете, Хелен, что этот фактор VII–a добывают исключительно из почек молодых хомячков и ни из чего другого, и стоит он три тысячи фунтов за дозу? 

            - Почки хомячков  - это очень гламурно, мистер Белка. Слава богу, что у национальной службы здоровья все еще полно денег на такие деликатесы для налогоплательщиков. 

            - Это ненадолго, Хелен. Это временно. Еще пара-тройка миротворческих операций нашего любимого правительства на Ближнем Востоке, и нашим пациенткам придется самим добывать себе лекарства, шовный материал, донорскую кровь и постельное белье.

            - Так не бывает, мистер Белка. Вы – пессимист и, наверняка, тайный сторонник полковника Каддаффи. 

            - Нет, просто, я тайный пожиратель хомячков, особенно их почек , печени и мозга. Кстати, вы знаете, что дорогущую машину для переливания аутокрови нашему отделению подарили именно Свидетели Иеговы? 

            - Правда? И этот аппарат можно использовать всем пациентам? 

            - Да. Всем без ограничений. 

            - Простите мою неграмотность, мистер Белка, но я не имею ни малейшего понятия, кто такой был этот Иегова и почему у него столько свидетелей по всему миру? 

            - Доктор Краучер, пожалуйста подготовьте доклад на эту тему. Я как раз искал интересный топик для завтрашнего тичинга. Назовите его, к примеру, «Борьба с массивными акушерскими кровотечениями в мультирелигиозном обществе во время мирового финансового кризиса, в канун завоевания Ливии империалистами в главе с лауреатом Нобелевской премии мира». Да, и про хомячков не забудьте! 

            - Мистер Белка, к вам пришла Миссис Марисевич. Она утверждает, что является женой Белорусского консула и вы ей назначили аппоинтмент на десять часов. 

            - Уже десять часов, а мы еще не сделали ни одного планового кесарева! Какой трэш! А все потому, что «в доме не наточены ножи»! 

            - Простите, Мистер Белка, я не совсем вас понимаю... 

            - Сандра ! Сладкий вы мой пирожок, посадите ее пожалуйста в комнату ожидания и предлагайте ей чай каждые десять минут, спасибо! Мне нужно, чтобы она наполнилась водой, словно река Припять в середине мая, но при этом, не вышла из берегов ! Вам, кстати, не нужна виза в Белоруссию за пол-цены? 

            - Нет, спасибо Мистер Белка, вы очень добры. 

(Ну что за день? И откуда взялась эта безумная Марисевич? Хотя да, сейчас вспоминаю, что я ей назначал на субботу... кажется она хотела узнать, кто у нее: мальчик или девочка, сказала, что вопрос государственной важности)

            Миссис Вильямс с атипичной преэклампсией оказалась урожденной Ивановой и вдобавок преподавателем по фортепиано. 

            - Миссис Карина Вильямс, тридцати четырех лет – начала свой доклад Хелен, тридцать три недели и пять дней, первая беременность. Поступила сегодня утром в час тридцать с жалобами на недомогание, слабость, головную боль, одышку при небольшой физической нагрузке. Шевеления плода активные. Болей в грудной клетке и в области сердца нет. Беременность протекала до сегодняшнего дня без осложнений. Медицинская история без особых событий. Не курит, не астматик. При обследовании умеренно повышенное давление, 160/90 , тахикардия 120 ударов в минуту, сатурация кислорода 96% на комнатном воздухе. В легких чисто. Рефлексы резвые. Клонус стопы отсутствует. Температура 37.3 градуса. Небольшие боли в низу живота, но матка мягкая, шейка закрыта и фетальный фибронектин отрицательный. Белка в моче при поступлении не было, однако повторный анализ в шесть утра показал два плюса на протеин. Соотношение протеин/креатинин в норме. Скрин крови на преэклампсию отрицательный. Гормоны щитовидной железы в норме. Кардиотокография плода в норме. 

            - Ну, и от чего мы лечим эту прекрасную даму, доктор Краучер? 

            - Предполагаемый диагноз – умеренная преэклампсия. Даем лабеталол и планируем магнезию в случае ухудшения ... Дали первую дозу стероидов, на случай, если придется досрочно рожать. 

            - А тахикардию к чему привязать изволите? 

            - Может, она волнуется? 

            - Я вот за вас волнуюсь, доктор Краучер. Это ж как надо переживать, чтоб так пульс зашкаливал? Вы спрашивали, она в лотерею Евросоюза не выиграла случайно? 

            - Кажется, нет. 

            - Странно... а может, у нее дедушка на кофейной фабрике в Венесуэле работает и ему зарплату чистым кокаином выдают? 

            - Про это пациентка, к сожалению, умалчивает. 

            - Ладно, довольно схоластики ... пойдемте поздороваемся с девушкой. 

            - Карина, добрый день. Меня зовут Мистер Белка, я дежурный консультант. Это Доктор Хелен Краучер, младший реджистрар, доктор Джаниколау, врач интерн и акушерка, сестра Нираджан. 

            - Здравствуйте! Приятно услышать родную речь! Вы из Москвы? 

            - Нет, я местный. Но родом из Питера. 

            - Мне не очень комфортно дышать. Я думаю, это просто ребеночек упирается ножками мне под ребра, нет? Что со мной? Что нибудь серьезное? Если это что-то серьезное, то я лучше полечу в Москву, пусть меня лечат в частной клинике. Я местной медицине не очень-то доверяю. 

            - Мы постараемся во всем разобраться, Карина. Что вас сейчас еще беспокоит? 

            - Больше ничего, только сильная слабость , немного болит низ живота, как при месячных, и трудно дышать. Это началось вчера вечером, как только мы с мужем прилетели с Мальдивских островов сначала заболела нога, а потом стало плохо.

            - Мальдивы! Никогда там не был! Вам понравилось? 

            - Да, очень. Это ...просто... рай ...на... земле. 

Ей было сложно закончить предложение. 

            - Балерины Волочковой, скачущей там и сям без штанов не испугались? Хелен, давайте кислородную маску. Сатурация? 

            - 95% на воздухе. Пульс 125 в минуту. Давление 140/80. 

            - Карина, я послушаю легкие? Спасибо... Покашляйте, Карина. Все чисто... а можно ножку посмотреть? Здесь болит? А здесь?

            - Чудно, чудно... Давайте быстро ЭКГ, артериальные газы крови, допплер правой ноги, переносной рентген грудной клетки, если рентген нормальный, то непременно компьютерную томографию легочной артерии, пропишите низкомолекулярный гепарин и блипните пульмонологу, гематологу и анестезиологу. Стоп магнезию и бета-блокаторы. 

            - Я не буду делать рентген! 

            - Карина, боюсь что у меня есть сильное подозрение, что у вас в легочной артерии произошел тромбоз. Это очень серьезное состояние, которое требует немедленного лечения. Диагноз должен быть подтвержден на компьютерной томограмме, чтобы минимизировать попадание радиации на ребеночка, мы закроем вам живот просвинцованным фартуком, идет? 

            - Вы уверены в том, что вы говорите?

            - Карина, боюсь что мои подозрения весьма серьезны. Но мне нужно немножко больше информации о ваших легких, чтобы подтвердить диагноз. 

            - Мистер Белка, леди в комнате ожидания отказывается пить чай. Она говорит, что, если вы не придете сейчас же, ее мочевой пузырь взорвется. 

            - Спасибо, Сандра. Попытайтесь ее успокоить. Предложите ей чашку кофе, например, я уже скоро иду...

            - Мистер Белка, операционная звонит, пациентка Ковальска готова к чревосечению! Также звонили из банка крови, беспокоились о том, что у них нет образца крови Мисс Ковальской, на случай если понадобится переливание. 

            - Они что там в гематологии шутят что ли про переливание? Никаких переливаний ... Желание тетеньки будет исполнено беспрекословно... 

            - Сандра, спасибо, я иду! 

            - Хелен, заканчивай здесь с гражданкой Ивановой ... в смысле, с миссис Вильямс! Не забудь про гематолога! И держи кислород на пяти литрах. Разбираться будем после томографии... 

            Да, скажи Сандре, чтобы проводила жену Белорусского Консула в туалет и передала буквально следующее: мистер Белка очень просит его извинить, он сейчас на операции , как освободится – сразу придет и сделает вам скан. После туалета пусть опять пьет чай. 

            Кстати, Хелен, не хочешь поехать в Минск на медовый месяц? Виза – за четверть цены...

            - Спасибо, вы очень добры, мистер Белка, но я рассталась со своим женихом две недели назад. Он, оказывается, спал с нашей квартирной хозяйкой! Грязный ублюдок! 

            - Извини Хелен, я не знал! Вот до чего Британское правительство довело докторов! Они не могут позволить себе ипотеку и вынуждены принимать на себя все невзгоды и опасности сьемного жилья! Все, я убежал кесарить плаценту. Доктор Джаниколау уже, наверняка, помылась и скучает ... Да, следите, чтобы девушка с тазовым предлежанием не нашла где-нибудь луковый суп, а то опять придется ее отменять! Я, надеюсь, скоро закончу ... 

опубликовано 21/06/2011 20:11
обновлено 11/10/2013
Художественная литература

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха