Авторы: Грицак Е. Н.

Небольшая стойкая опухоль, визит к врачу, убийственный диагноз, мучительное лечение, жуткие боли, смерть. Примерно так можно описать путь, пройденный человеком, которому судьба подписала приговор — рак! Онкологические заболевания известны еще с древности. В античных рукописях встречались описания страшного недуга, сопровождавшегося сильной болью и обрекавшего больного на нестерпимые муки. Термин «рак» (от лат. carcinoma, от греч. karkinos — «рак, краб») в медицину ввел Гален, заметивший сходство между внешним видом опухоли и обликом морского краба. Позже версию римского врача подтвердил Павел Эгинский, но добавил, что болезнь, как настоящий рак, упорно держится за пораженную часть тела. Жители Европы узнали о злокачественной опухоли в 1629 году, прочитав отчет в английском ежегоднике «Билль о смертности».

В условиях неполной изученности причин появления опухоли медикам известно, что рак возникает вследствие нарушения обмена веществ и ослабления контроля над внутриклеточными процессами со стороны организма. Предрасположенность к раку определенного органа (легких, молочной железы, желудка) может передаваться по наследству, но передается не сама болезнь, а гормональные отклонения в организме. Немецкий патолог Юлиус Фридрих Конгейм (1839–1984 годы) выдвинул зародышевую теорию происхождения опухолей. По его мнению, раку часто предшествует необратимая деформация тканей (онкогенез), например полипы в желудке или родимые пятна на коже. Все же для возникновения опухоли необходимы более серьезные причины — такие, как изменения в наследственном аппарате клетки. В качестве побудительных факторов выступают повышенная выработка гормонов, ионизирующее или ультрафиолетовое излучение, а также воздействие химических веществ или вирусов. Нормально действующая иммунная система человека может частично или даже полностью разрушить опухоль. Она способна блокировать раковые клетки на начальной стадии, не дав им возможности проникнуть в глубь органа («рак на месте» — in situ). Функции иммунной системы резко ослабевают в старости; именно тогда человека подстерегает страшная болезнь.

Симптомы заболевания раком проявляются сравнительно поздно, когда опухоль достигает внушительных размеров и нарушает функции органа, в котором растет. Однако выявление болезни на ранней стадии может спасти человеку жизнь. Самый главный принцип диагностики рака — ее своевременность, выявление опухоли в доклинической фазе, пока не возник вторичный патологический очаг, называемый метастазом (от греч. metastasis — «перемещение»).

Массовое обследование части населения, относящейся к группе риска, является победой медиков XX века. В качестве профилактики онкологических заболеваний используются флюорография легких, рентгенологическое исследование молочных желез, биопсия. Хороший эффект дают мероприятия по общему оздоровлению населения, например отселение из зон с повышенной радиацией, борьба за чистоту рек и воздуха. Отдельные страны провели оригинальные мероприятия, соответствующие национальному менталитету. Воплощение в жизнь социальной программы по борьбе с раком желудка за короткий срок привело к резкому снижению заболеваемости в Японии. Появление бытовых холодильников, то есть замена копченостей и солений свежими продуктами, определило снижение заболеваемости тем же раком желудка в США и европейских странах.

Форма и степень заболеваемости во многом зависят от места проживания. Жителям Японии и России угрожает рак желудка. В развитых странах Америки и Европы, а также в крупных городах России доминирует рак легких. Это обусловлено увлечением сигаретами, загрязнением воздуха промышленными отходами и выхлопными газами. Рак молочной железы, грозящий обитательницам мегаполисов, является результатом отказа от грудного вскармливания младенцев. Национальным бедствием африканских государств стал рак печени, возникающий при недостатке пищевого белка. Население Монголии, Казахстана, Бурятии и Алтая, привыкшее к обжигающе горячей и жирной еде, часто страдает от рака пищевода. Похожая проблема имеется в странах Южной Америки.

Многолетняя привычка жевать смесь пряных листьев перца приводит часть населения Средней Азии к раку полости рта. По статистике, из 900 миллионов индийцев более 12 миллионов имеют онкологические заболевания, но большинство обращается к врачу слишком поздно. В последние десятилетия в США завоевала популярность так называемая быстрая еда. Пристрастие к легко усваиваемым продуктам без клетчатки привело к росту заболеваемости раком прямой кишки. Туманную надежду на спасение дает перемена места жительства. При этом уменьшается опасность традиционной формы рака, а в некоторых случаях наступает исцеление «безнадежно» больного. Однако через 2–3 поколения приобретается предрасположенность к виду злокачественных опухолей, преобладающих в новом районе обитания.

Античная медицина не предполагала «протягивать руку» тем, кто уже побежден недугом. Помощь безнадежно больному противоречила воле богов; обычный человек, даже наделенный способностью исцелять, не имел права оспаривать приговор, вынесенный небожителями. Христианское милосердие достигло латинского мира только в середине IV века, когда римская матрона Фабиола, ученица святого Джерома, открыла дом для умирающих паломников. Первые дома призрения для больных или истощенных богомольцев открывались при монастырях, обычно располагавшихся вдоль дорог на Иерусалим. Служители этих заведений более заботились о душевном покое своих гостей, прикладывая немало усилий для того, чтобы человек покинул бренный мир спокойным и очистившимся от прегрешений. Окружая заботой и вниманием паломников, монахи не принимали в приюты местных жителей. Идея создания специальных приютов для людей, умирающих от рака, возникла на основе заповедей апостола Матфея, призывавшего братьев по вере «накормить алчущего, напоить жаждущего, принять странника, одеть нагого, посетить больного или узника».

В эпоху Реформации часть средневековых больниц закрылась по идеологическим причинам. Многие из них реорганизовались в дома призрения для калек и стариков. Умирающие вновь остались без помощи, потому что светские врачи занимались лишь теми, кто имел шанс на выздоровление. Безнадежно больные пациенты, как правило, отправлялись домой, на попечение близких и священников. В то время медики порой не утруждались даже констатировать смерть, доверяя эту обязанность чиновникам.

Первое употребление термина «хоспис» (от англ. hospice — «монастырская гостиница; приют») применительно к уходу за умирающим относится к середине XIX века. В 1842 году француженка Жане Гарнье учредила приют для умирающих в Лионе. Молодая женщина, потерявшая мужа и детей, назвала свой хоспис «Голгофа». Вскоре такие заведения действовали в других городах Франции. По примеру Ж. Гарнье спустя 37 лет ирландские монахини основали хоспис Богоматери в Дублине. В Ирландии уже в начале века действовал приют ордена Матери Марии Айкенхэд, но там заботились о бедных и больных. В отличие от орденской больницы хоспис Богоматери создавался специально для ухода за умирающими.

К началу нового столетия в Лондоне работали христианские хосписы «Дом отдохновения» (1885) и «Гостиница Божья», хоспис Святой Троицы (1891) и Святого Иосифа (1905). Приют, называвшийся «Дом Святого Луки для бедных умирающих» (1893), был создан методистской миссией по инициативе доктора Г. Баррета в Восточном Лондоне. Возглавляя приют, Баррет публиковал подробные ежегодные отчеты, истории болезней, писал статьи о своих пациентах. В его рассказах почти не упоминалось о терапии, зато ярко представлялись характеры пациентов, описывалось их мужество перед лицом смерти.

Выражая глубокое сочувствие семьям умерших, доктор обращал внимание соотечественников на нищету, в которой оказывались люди, потерявшие кормильца: «Мы не хотим говорить о наших больных, как о простых случаях из нашей практики. Мы осознаем, что каждый из них — это целый мир со своими особенностями, своими печалями и радостями, страхами и надеждами, своей собственной жизненной историей, которая интересна и важна для самого больного и небольшого круга его близких. Нередко в эту историю посвящают и нас».

Родоначальница современного хосписного движения Сесилия Сандерс начала работу в «Доме Святого Луки для бедных умирающих» в 1948 году. Молодой сотруднице традиционно предложили ознакомиться со старыми годовыми отчетами, бережно хранившимися в качестве образца истинно хосписной деятельности. Под впечатлением деятельности Баррета доктор Сандерс пришла к мысли о необходимости расширения функций персонала, основав движение паллиативной медицины (от франц. palliatif — «защищать»). Сотрудники добились введения режима регулярного приема обезболивающих средств, в частности: по требованию больного ему выдавался морфин.

Опасаясь наркотического действия лекарства, медики других учреждений могли только наблюдать за страданиями умиравшего человека. Суждение о тотальной боли однажды высказала пациентка хосписа Святого Иосифа: «…эта боль начиналась в спине, но потом кажется, что болит вообще все. Хотелось кричать и умолять дать обезболивающее или сделать укол, но это было невозможно. Казалось, что весь мир ополчился против тебя, что никто не понимал, что ты чувствуешь». Пациенты хосписа Святого Луки покидали мир достойно, не испытывая физических мук. Позже здесь практиковали прием Бромптонского коктейля, представлявшего собой смесь опиоидов, кокаина и алкоголя. Рецепт средства был заимствован у медиков Бромптонской больницы, специализировавшихся на поздней стадии туберкулеза. Режим выдачи обезболивающего стал огромным шагом вперед в деле ухода за больными с неизлечимыми формами рака.

Значительная работа в деле милосердия проделана сотрудниками Мемориального фонда Марии Кюри. Сотрудники этой организации устраивали стационары и выездные службы; проводили целенаправленную подготовку домашних медсестер, на основе статистических исследований создавали учебные программы. В докладе Фонда Марии Кюри за 1952 год описано стрессовое состояние онкологических больных, находившихся дома.

Пионером паллиативного ухода по праву считается доктор Альфред Ворчестер, автор книги «Уход за больными и умирающими» (1935). Однако идеология современной паллиативной медицины сформировалась в 1948 году на основе бесед Сесилии Сандерс с польским летчиком Давидом Тасмой.

Первый хоспис в Польше появился только в конце 1970-х годов, поэтому тяжелобольным полякам приходилось умирать в чужой стране. Благодаря поддержке зарубежных коллег в современной Польше функционирует около 50 светских и церковных хосписов. Сорокалетний пациент с неоперабельным раком несколько месяцев находился в хосписе Святого Луки и подолгу разговаривал с доктором Сандерс. Их рассуждения о возможности примирения с ударом судьбы, о смысле существования и неизбежности смерти, о достойном уходе из жизни позже были закреплены ВОЗ в виде принципов хосписного движения. Согласно этим правилам, паллиативная медицина:

— утверждает жизнь и рассматривает смерть как нормальный процесс;

— не ускоряет и не замедляет смерть;

— обеспечивает облегчение боли и других беспокоящих симптомов;

— объединяет психологические и духовные аспекты ухода за больными;

— предлагает систему поддержки, чтобы помочь больным жить активной жизнью до конца;

— предлагает систему поддержки, чтобы помочь семьям справиться с трудностями во время болезни родственника, а также после его смерти.

В 1975 году был основан хоспис в Монреале, созданный на базе скромного отделения паллиативной медицины с выездной службой и несколькими врачами-консультантами. Канадцы с удивлением приняли термин «паллиативный», так как на французском языке это понятие означает опеку или недостаточную помощь.

Откровенный разговор с мировой общественностью начала Э. Кюблер-Росс, в 1969 году опубликовавшая свой труд «О смерти и умирании». Содержанием книги послужили многолетние наблюдения автора, описавшей долгую смерть, панику, отрицание, депрессию, которые с помощью врачей переходили в спокойное принятие судьбы.

Доктор Кюблер-Росс работала с онкологическими больными в медицинском центре университета Колорадо. Она первой осмелилась утверждать, что смерть не является «недоработкой медицины», а представляет собой естественный процесс, своего рода заключительную стадию бытия. Книга «О смерти и умирании» стала поводом для обсуждения темы смерти в медицинском сообществе. На тот момент автору удалось убедить коллег в неспособности даже высокотехнологичной медицины решить проблему срока человеческой жизни.

С 1977 года в хосписе Святого Христофора начал работу Информационный центр, распространявший идеи хосписного движения по всему миру. Сотрудники центра помогали коллегам и добровольным группам литературой, давали советы по организации дневных стационаров и выездных служб.

В ходе регулярно проводимых конференций врачи и медсестры получили возможность обмениваться опытом, обращаться к представителям различных религий и правительствам разных стран. На Шестой международной конференции старшая медсестра клиники Лагоса добилась согласия министра здравоохранения Нигерии на организацию хосписа в Найроби.

Рассказ доктора де Суза из Бомбея, выступившего на Первой международной конференции в 1980 году, ознакомил собравшихся с проблемами паллиативной помощи в развивающихся странах: «Достаточно плохо само по себе быть старым и немощным. Но быть старым и больным на последней стадии рака, голодным и нищим, не иметь близких, которые бы позаботились о тебе, наверное, это верх человеческих страданий». Благодаря усилиям де Суза в 1986 году в Бомбее открылся первый хоспис, где заботу о пациентах взяли на себя сестры из ордена Святого Креста.

Первый хоспис в России появился лишь в 1990 году. Помощь российским коллегам оказал активный участник хосписного движения, английский журналист В. Зорза. Через два года группа московских медиков организовала выездную службу помощи умирающим от рака. Немного позже в столице была учреждена Российско-Британская ассоциация для оказания профессиональной поддержки российским хосписам. На основе принципов ВОЗ члены ассоциации выработали национальный вариант Заповедей хосписа:

— Хоспис — это не дом смерти, а достойная жизнь до конца. Врач работает с живыми людьми, только они умирают раньше.

— Основная идея хосписа заключается в облегчении боли и страданий, как физических, так и душевных. В онкологии медицина мало помогает сама по себе и только вместе с пациентом и его близкими находит немалые возможности.

— Нельзя торопить и тормозить смерть. Каждый человек проживает собственную жизнь; время ее окончания не знает никто. Доктора лишь попутчики на этом этапе жизни пациента.

— За рождение и смерть нельзя платить.

— Если пациента нельзя вылечить, это не значит, что ему будет отказано в помощи.

— Пациент и его родственники составляют единое целое. Медик обязан быть деликатным, входя в семью; должен не судить, а помогать.

— Пациент ближе к смерти, поэтому он мудр.

— Репутация хосписа — это репутация врача.

— Врач, не спеши, приходя к пациенту. Не стой над ним, а посиди рядом. Как бы мало времени ни было, его достаточно, чтобы сделать все возможное.

— Медик должен принять от пациента все, вплоть до агрессии.

— Медик говорит правду, если пациент этого желает и если он готов выслушать диагноз.

— Хоспис является домом для пациентов, а врач — хозяином дома, поэтому должен переобуться и вымыть за собой посуду.

— Медик, не оставляй свою доброжелательность, честность и прямодушие у пациента; всегда носи их с собой. Помни, что ты знаешь очень мало.

В 1997 году в центре столицы открылся Первый Московский хоспис. Пациентов разместили в новом здании, построенном при поддержке администрации города и правительства России. К началу нового тысячелетия в стране действовало около 20 хосписов, в том числе в Казани, Челябинске, Ульяновске и Ярославле.

опубликовано 13/10/2011 20:20
обновлено 25/02/2013
История медицины

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения