Авторы: Леви Мирьям

Разбирая заповедь "Люби ближнего, как самого себя"1, Рамбам пишет: "Все, что вы хотите, чтобы для вас делали другие люди, делайте вашему брату по Торе и заповедям"2. Этот принцип имеет особое отношение к воспитанию детей.
На самом основном уровне, конечно, это физическая забота о них: то, что мы обеспечиваем им дом, еду, здоровье. Но мы также даруем себя эмоционально - улыбкой, дружеским словом3, или более глубоко, выражая им свое сочувствие. Сочувствие означает, что мы ставим себя на место другого человека, представляя себе, как это выглядит с его точки зрения, в его положении, и давая ему знать, что мы его понимаем. Это ценно для всех людей, и в особенности для растущих детей, зависящих от поддержки и направления других людей. Это одна из высших форм хесед (милосердия и добрых дел), один из краеугольных камней жизни по Торе4(смотри следующую главу).
Кроме сочувствия и понимания дети хотят, чтобы их идеи и мнения уважали. Они обычно могут терпеть несогласие с ними до тех пор, пока чувствуют, что их идеям дается некая легитимация.
Дети лучше растут и достигают успеха, когда мы проявляем к ним сочувствие, понимание и уважение.

Учиться сочувствовать

Мы слишком спешим дать детям совет, когда они приходят к нам со своими проблемами. У нас есть склонность не считаться с их переживаниями, не принимать их всерьез или же говорить, как им следует себя чувствовать. Вместо этого мы должны остановиться и спросить себя: "А что бы я сам ощущал, если бы кто-то другой мне так ответил, будь я в положении ребенка?"
Один из хороших способов обрести большее сочувствие - помнить, какое неудовлетворение вызывает у нас безразличный ответ, когда мы сами ищем понимания у другого человека. Например, представьте себя домохозяйкой с четырьмя детьми. До Песаха осталось только две недели, и вы весь день тяжело работали. Когда ваш муж приходит домой, вы приветствуете его жалкой улыбкой, как бы говоря ему: "Я уже совершенно выдохлась". А он отвечает: "Я же говорил тебе, ты слишком много работаешь. Половина работы, которую ты делаешь, вовсе не нужна". Как вы себя почувствуете? Непонятой и возможно даже расстроенной. Конечно, вы хотели бы услышать что-нибудь вроде: "Я вижу, ты очень устала. Видно, ты действительно тяжело поработала. Почему бы тебе немного не отдохнуть, а я уложу детей спать". Может быть, в другое время вы хотели бы выслушать продиктованный добрыми намерениями совет делать меньше работы, без которой можно обойтись, но не в этот момент.
Чтобы научиться больше сочувствовать своим детям, требуется практика. Прежде чем давать совет, нужно показать им, что мы понимаем их позицию. Мы должны удержать в себе первоначальный импульс сказать, сто им следует делать или как они должны себя чувствовать, и вместо этого сначала отвести время на то, чтобы их выслушать. Хотя это может потребовать некоторого усилия, результаты оправдают затраты, как показывают эти истории:

Раньше, когда дети приходили ко мне со своей проблемой, я на самом деле их не слушала. Я обычно не вникала, не сочувствовала. Часто я обесценивала их переживания, не принимала их в расчет. Теперь я учусь умению выслушивать детей и сочувствовать им. Конечно, иногда я забываюсь и продолжаю говорить им, что делать и что не делать и как они должны себя чувствовать (как я чувствую!). Обычно своими наставлениями я ничего не достигаю, проблема как была, так и остается. Но если я вспоминаю о сочувствии, вопрос, как правило, сам собой разрешается.
Например, на прошлой неделе мой сын вернулся со своего урока музыки в слезах и явно расстроенный. Он всхлипывал: "Мама, это так трудно. Я больше не могу учиться на электрооргане!" (На прошлой неделе я попросила учителя добавить ему больше песен для упражнений, потому что почувствовала, что материал был для него слишком легким.) Раньше я бы сказала: "Я думаю, это не слишком трудно, чего ты ноешь и плачешь?" А он бы продолжал: "Я больше не могу это делать!" А я бы сказала: "Но разве это не легко?" И так далее. Но на этот раз я попыталась проявить сочувствие. Я сказала: "Сегодня вечером тебе не легко пришлось". Он ответил: "Да". Я продолжала:
"Это действительно был тяжелый урок, верно?" И он только ответил: "Да". Он выглядел удовлетворенным тем, что я его понимаю, и перестал жаловаться и всхлипывать. Вот и все.

У нас постоянная проблема с нашим одиннадцатилетним сыном, который не хочет ходить в свою группу по изучению Пиркей Авот в субботу после полудня. Он бесконечно жалуется: "Мне нечего делать". Пятнадцатиминутный спор обычно заканчивается словами: "Йонатан, тебе нужно идти!" - "Почему я должен идти, мы там ничего не делаем". - "Просто пойди - ты хорошо проведешь время". - "Нет, я не хочу". - "Йонатан!" (тон моего голоса повышается на октаву). Наконец он выходит за дверь, и мы оба чувствуем себя плохо.
В этот раз, когда он пришел ко мне со словами "Сегодня я не хочу идти", я повернулась к нему и сказала: "Йонатан, я знаю, что ты не хочешь идти на Пиркей Авот, но тебе гораздо лучше пойти туда, чем остаться здесь и скучать".
Он встал и вышел из комнаты, Я была уверена, что он просто пошел в свою комнату читать, но через минуту я услышала, как хлопнула входная дверь - он вышел и пошел учиться.

Создание атмосферы понимания

Создавая атмосферу понимания, родители должны быть терпеливыми, сочувствующими, хорошими слушателями. Но есть несколько вещей, на которые они должны обращать особое внимание.
1. Восприятию детей не следует противоречить, его не нужно обесценивать. Попытайтесь показать, что его чувства вполне законны. Если он скажет, например: "Фу! Это молоко горькое!", - не говорите ему: "Но ты же его едва попробовал". Если он говорит вам, что его рисунок "не вышел", не отвечайте: "А я думаю, что он вполне мил". Мы отвечаем так, потому что пытаемся повлиять на детей. В первом примере стараемся побудить его выпить молоко. Но приводит это только к тому, что обе стороны продолжают отстаивать свою позицию. Гораздо лучше ответить тем же: "Ты считаешь, что молоко горькое?" Тогда главным ставится не молоко и должен ли ребенок его выпить, а выражение уважения к его мнениям, признание их легитимности, законности. И можно даже добавить в молоко что-нибудь для вкуса, чтобы скрасить немного его легкую горьковатость. (Разумеется, если ребенок все равно не хочет его пить, его нельзя заставлять.)
Во втором примере родитель хочет подбодрить ребенка, чтобы побудить его продолжать рисовать. Но и здесь, вероятно, ребенок скорее всего будет продолжать настаивать на том, что рисунок не удался. А ответ, который выражает понимание, признает и утверждает его мнение. Например: "Я вижу, ты недоволен тем, как вышел рисунок". Удивительно, но это для ребенка самое лучшее поощрение.
Родителям не следует пытаться помогать детям преодолевать неприятности или упадок духа подобным образом: "Ничего. Ты это преодолеешь" или "Продолжай, это не так плохо. Не застревай на этом". Дети (как, впрочем, и взрослые!) не любят, когда им говорят об их чувствах. Лучше признать чувства ребенка, допустим, так:
"Как обидно! Ты так ждал этой поездки, и теперь все сорвалось из-за плохой погоды". Нашего сочувствия и понимания обычно вполне достаточно, чтобы помочь детям пережить неприятные чувства.
Вот иллюстрация: ваш десятилетний сын порвал штаны, когда пролезал под забором. Он расстроен, потому что понимает, что его неосторожность будет стоить родителям новой пары брюк. Лучше не утешать его так: "Ничего - купим тебе новые брюки". Он будет чувствовать себя лучше, если мы выразим его переживания: "Ты расстроился, потому что винишь себя за неосторожность и думаешь, сколько денег нам придется потратить, чтобы купить тебе новые брюки".
Но отражая чувства ребенка, родители должны принять некоторые предосторожности. К примеру, жалобы на чье-то поведение обычно включают лашон 'гара (злословие), и от этого следует мягко отстраниться. Если ваш ребенок говорит вам, что сердится на своего друга, неправильно отвечать: "Тебе, наверное, хочется двинуть ему в нос, верно?" Гнев - плохое качество. Если мы и не осуждаем ребенка за его гнев, по крайней мере не нужно поощрять его выражение.
Помните, что понимание ребенка не всегда означает согласия с ним. Часто это является ошибкой. Например, в разобранном случае с отмененной прогулкой глупо говорить: "Ты прав. Это ужасно, что прогулка не состоится".
Имейте в виду, что иногда дети совершенно не воспринимают сочувствие, предпочитая оставаться в одиночестве. Вы можете узнать, хочет ребенок поговорить или предпочитает остаться один, если спросите: "Я вижу, ты расстроен. Хочешь об этом поговорить?"
Иногда детям нужно, чтобы их отговорили отчаиваться. Одна мать, пятнадцатилетнего сына которой предупредили о том, что его травма колена может остаться навсегда, рассказала о реакции сына, когда она выразила сострадание, отразив его чувства. "Я не хочу это слышать, - ответил он. - Я хочу, чтобы ты убедила меня, что это несерьезно". Мы должны чувствовать, что подходит для каждой ситуации.
2. Не озадачивайте ребенка. Такие вопросы, как: "Ты хотел сказать мне, что...?", или "Ты уверен?", или "Откуда ты это знаешь?", - ставят ребенка в положение защищающегося. Они выражают недостаток веры в его суждения. Родители вообще должны отказаться от "перекрестных допросов" детей и слишком многих испытующих вопросов.
3. Избегайте внушать детям свои мнения. Не вступайте в споры о том, кто прав и чьи идеи лучше, это приводит только к поляризации позиций. Пытайтесь, когда это только возможно, найти что-то в высказываниях ребенка, с чем вы солидарны. И даже если вы не согласны с тем, что говорит ребенок, все-таки можно прокомментировать:
"Это интересно", "Я об этом раньше не думал", "Может быть". А такие ремарки, как "Это нелепо", или "Как ты можешь говорить такие глупости", или "Ты не знаешь, о чем говоришь", показывают неуважение к мыслям и чувствам ребенка.
Выражать несогласие следует мягко: "Я думаю не совсем так", "Я это вижу иначе", "У меня иное мнение". Если ребенок предлагает сделать то, что мы должны отвергнуть, можно ответить: "Жаль, но я не могу принять эту идею".
4. Давайте советы бережливо. Как бы хороши они ни были, дети хотят учиться на собственном опыте и им это необходимо. Слишком большое участие в их делах вынуждает их к сопротивлению и отрицанию. А если мы бережем свои советы для тех случаев, когда без них действительно не обойтись, больше и вероятность, что они будут приняты.
И если ваш совет отвергнут, не спорьте. К примеру, десятилетняя девочка каждый вечер занимается допоздна. Отец советует: "Я думаю, это хорошая мысль, учиться немного меньше и раньше ложиться спать". Она отвечает:
"Не волнуйся, все в порядке. Я не устала". Дальнейшие попытки побудить ее лечь в постель пораньше вряд ли увенчаются успехом. Но если отец все равно продолжает свои попытки, это вызовет только сопротивление. Лучше закончить дискуссию, выразив уверенность в ее способности самой принимать правильные решения.
Хороший способ давать совет, когда его не особенно требуют, это прямо сказать: "Хочешь совет?" или "Хочешь знать, что бы я сделал на твоем месте?" Это освобождает ребенка от необходимости отвергать непрошеный совет, а нас освобождает от неприятности убедиться, что с нашими советами не считаются.
Постарайтесь избегать острых дискуссий, когда вы даете совет, на который ваш ребенок отвечает "Да, но...". Если ребенок отказывается принять ваш совет, уважайте его право на это. Не предупреждайте его о неприятных последствиях, которые за этим последуют. Не показывайте ваше раздражение, не отпускайте по этому поводу никаких замечаний. И не говорите ему с неудовольствием: "Ладно. Делай, что хочешь". Помните, что ребенок ждет от нас одобрения его идей, и он будет стараться изо всех сил привести обоснования, чтобы поддержать их. А если мы хотим, чтобы ребенок принял нашу точку зрения, мы сначала должны показать, что понимаем его позицию, и только тогда самым дружеским образом представить наши советы. Например, мы можем сказать: "Я понимаю, что ты говоришь, но я бы не удивился, если бы..." А если на ребенка это не производит впечатления, мы всегда можем положить конец дискуссии словами: "Все хорошо - но почему бы тебе не подумать об этом еще немного?" Дети часто возвращаются к нашему совету позднее и пересматривают его, когда у них есть на это время и когда они не так обеспокоены тем, что потеряют уважение из-за того, что капитулировали.
Дети часто познают на собственном неприятном опыте, что лучше им было послушаться совета родителей. Но родители в это время не должны морализировать. К примеру, семья собирается выехать в дальнюю дорогу на автобусе, и вы напоминаете детям пойти перед этим в туалет. Один из детей настаивает на том, что ему не надо, а час спустя, когда вы уже в автобусе, он вдруг говорит вам, что ему срочно нужно. Не говорите тогда: "Я же тебя предупреждал!" или "Видишь, что происходит, когда ты меня не слушаешься?" Ограничьтесь словами: "Мне очень жаль, но тебе придется подождать, когда мы сойдем с автобуса". А в следующую поездку он, вероятно, последует вашему совету.
И не всегда мы должны считать, что если дети пришли обсудить свои проблемы, следовательно, они хотят помощи. Наш совет может иногда звучать для них как критика, потому что он означает, что сами они не справляются с ситуацией. Часто все, чего хочет ребенок, это сочувствующего внимания и возможности раскрыть свое сердце или прояснить свое понимание. Если мы слушаем его, иногда хмыкая или говоря "Ну, понимаю", "Я знаю, что ты имеешь в виду", то он и сам сможет разрешить свою проблему. Простое отражение его взглядов уже очень помогает процессу раскрытия, уяснения. Вот, например,
"Тебе тяжело решить, выбрать уроки гитары или фортепьяно".
"Ты обескуражен своим французским". "У тебя столько домашней работы, что ты думаешь, что у тебя не останется времени поиграть".
Даже когда дети сами спрашивают совета, мы не всегда должны сразу его давать. Иногда нужно постараться наводящими вопросами помочь им самим прийти к решению, например: "Как ты думаешь, что ты можешь сделать?"
Если ребенок отвечает, что не знает, мы можем предложить: "А ты не думал о том, чтобы...?"
Но иногда нам стоит вмешаться, чтобы ребенок старшего возраста не принял какое-то решение, которое повлечет за собой серьезную ошибку. Например, он хочет перейти в школу, которую мы считаем для него совсем неподходящей. Можно сказать ему: "Это очень важное решение. Ты его еще хорошо не обдумал. Давай сядем и обсудим все за и против". Тем не менее родители могут прийти к выводу, что лучше позволить ребенку самому решить; в этом случае им нужно с самого начала предупредить его, что окончательный выбор - за ним.
Но родители всегда должны без колебаний предупреждать ребенка, что он собирается совершить серьезную ошибку. К примеру, если десятилетний мальчик решит потратить большую сумму из собственных денег на вещь, которая, по вашему мнению, этого совершенно не стоит, можете дать ему знать, что вы думаете по этому поводу. Дети часто потом благодарят родителей за такой совет.
Будучи только людьми, взрослые иногда ошибаются в своих суждениях. И когда это случается, они должны, не колеблясь, сказать своему ребенку: "К сожалению, я сделал ошибку". Родителям не стоит беспокоиться, что такое признание приведет к потере их авторитета в глазах детей или утрате их доверия; наоборот, это укрепит взаимопонимание. Ребенку скорее захочется положиться на родителей, которые готовы признать свою неправоту.

Помочь детям понять свои эмоции

Дети высоко ценят, когда мы показываем, что понимаем их чувства. Но мы может сделать для них и больше - научить их когнитивным принципам, которые помогут им
понимать себя и управлять собой. Когда дети спокойны и в состоянии слушать, мы можем им показать, насколько переживание несчастья зависит от их собственного взгляда на жизнь. Мы можем объяснить им, что обладаем полной свободой выбора сделать себя счастливыми или несчастными, и это зависит от того, что мы думаем или говорим себе о тех событиях, которые с нами происходят. Следующий пример доступен даже для начинающих:
Жизнь как большой магазин. С двух сторон его, справа и слева, есть две кассы. На правой кассе большое объявление, на котором написано СЧАСТЬЕ. Там мы можем приобрести мысли, которые сделают нас счастливыми. А на кассе с другой стороны написано НЕСЧАСТЬЕ. Там мы можем приобрести мысли, которые сделают нас несчастными. Выбор зависит от нас. Мы можем решать, где совершать покупки, что мы будем думать и что чувствовать.
Приведя этот пример, вы можете спросить у ребенка, какие мысли приобретают в кассе несчастья, и затем перейти к тому, чтобы помочь ему определить собственные мысли, которые его расстраивают. Если ребенку трудно, вы можете предложить ему несколько возможностей ("Говоришь ли ты, приобретая, что-нибудь вроде этого?" И далее можно легко адаптировать для детей когнитивные методы, изложенные в главе 1.) Но не пытайтесь учить ребенка этим методам, когда он расстроен. Тонкий способ принести эти идеи в дом - спросить, когда ребенок успокоится: "А в какой кассе ты покупал раньше?"

Примечания
1. Ваикра, 19:18.
2. Рамбам, Мишнэ Тора, Тилхот авель, 1451.
3. Раби Ш. Вояьбе, там же, стр. 93.
4. Йерушалми, Недарим, 9:4. см. также Те'гилим, 89:3.

опубликовано 30/04/2007 13:15
обновлено 13/05/2011
Педагогика и психология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения