Авторы: Ябчанка Александр

Несколько дней назад сборная Украины по футболу обыграла словенцев. Все радовались, Президент махал флагом. В Украине от проблем со здоровьем каждый день умирает 1300 человек. Если бы небольшая Словения была размером с Украину, от проблем со здоровьем там бы умирало в два раза меньше — по 650 человек каждый день. Наша медицина проигрывает с разгромным счетом.

Система украинской медицины по своей сути — концлагерь. Не потому, что так хотят врачи, просто эта система так устроена. Пациентам — даже маленьким детям — колют уколы внутримышечно, чтобы они продолжали занимать койки в больнице. Если прописать им таблетки вместо уколов, их надо будет выписать. Если их выписать, больнице не хватит койко-дней для отчетности, и врачам снизят уже и сейчас нищенскую зарплату. Поэтому, чтобы врачи получали зарплаты, пациенты должны лежать в больнице.

Другая медицина, в которой главное не отчетность, а жизнь и здоровье пациента, уже существует в Украине — в Вознесенском районе Николаевской области. Там построена модель европейской медицины, где во главе угла стоит человек. Такую же модель можно построить во всей Украине. Этим мы спасем 650 украинцев ежедневно.

В 2002 году центральная районная больница Вознесенска не справлялась с потоком пациентов — на госпитализацию стояли очереди, денег не хватало ни на что. В районе по команде из Киева была дополнительно развернута система семейной медицины. Запустили ее, как водится у нас, формально, а общий бюджет на медицинские нужды района оставили тот же. Никто не понимал, зачем нужны семейные врачи. Пациенты жаловались, что участковых врачей больше нет, и шли сразу в больницу. Семейные врачи пили чай в пустых кабинетах. Медицинские учреждения в районе фактически прекратили работу — никого не лечили, зато исправно брали деньги с пациентов. Правда, знакомая картина?

В этот момент громада Вознесенска поняла, что дальше так продолжаться не может — нужны какие-то изменения, иначе скоро негде будет лечиться. Вознесенск — сравнительно небольшой районный центр, в городе 40 тысяч населения и в районе еще 30. Мало кто может позволить себе лечиться в «Феофании» или Швейцарии, как депутаты Верховной Рады, а болеют все. В Вознесенске собралась группа из мэра, его зама по социальным вопросам, нескольких депутатов и жителей города, чтобы найти решение проблемы.

Сначала они решили, что больнице нужен новый главврач. Посмотрели несколько претендентов из других районов, провели собеседования, то есть фактически устроили конкурс. Искали специалиста под задачу реформирования системы — и нашли его в другом районе области.

Главврач пришел на пепелище. Сам он, без помощи громады, ничего изменить не мог — и та группа, которая его искала, вместе с самим главврачом стала командой реформ.

Мэр, заместитель по социалке, депутаты, представители райфиниспекции, несколько жителей (например, главбух одной из школ на пенсии) и сам главврач начали совместную работу. Они поставили себе задачу: не увольняя врачей и медсестер, изменить качество медицины, запустить новую систему, которая позволит пациентам не болеть, а врачам — поднять их доходы. Для того чтобы этого добиться, эта «наглядова рада», по сути совет директоров больницы, ежемесячно встречались и совместно решала возникающие проблемы. Цели воевать друг с другом не было. Все знали, что это их больница, и понимали, зачем они это делают.

В это время в Украине начался совместный эксперимент фонда USAID и Минздрава по реформированию больниц. Мэр Вознесенска поехал на коллегию Минздрава и добился включения района в список пилотных регионов. USAID не давал больнице денег — только обучал.

Идея главврача была простой: зарплаты врачей должны зависеть от того, сколько работы они сделали. И включение в эксперимент позволило району перейти именно на этот принцип финансирования.

Ключевых изменений было не так много.

Сначала в районе развернули широкую сеть врачей общей практики, то есть семейных врачей. Это позволило понять, что реально происходит у жителей со здоровьем, и начать диагностику заболеваний на ранних стадиях. До этого люди приходили в больницу только тогда, когда болело уже сильно. За несколько лет (с 2005-го до 2011-го) доля жителей, работающих с семейными врачами, выросла с 20 до 72 %. Оставалась часть жителей, которые отказывались работать с семейными врачами, и тогда их приписывали по территориальному признаку.

Систему врачей общей практики внедряли все — мэр ходил по улицам и спрашивал у людей, знают ли они своего семейного врача. Каждый ответ «нет» заканчивался разбирательствами.

Второе ключевое изменение — договоры. Семейные врачи подписывали договоры с пациентами. Врачи подписывали договоры с больницей. Часть этих договоров, по сути, не имела юридической силы — врачи все так же оставались бюджетными сотрудниками. Но важно было другое — участники медицинской системы фиксировали свои договоренности на бумаге. Каждый пациент мог достать и перечитать договор, чтобы уточнить: что обязан делать доктор, а что обязался делать он сам. Вы знаете, что сейчас обязан делать доктор? А больница? А вы?

Некоторые врачи сопротивлялись — многие из них раньше чувствовали себя «божками», они никому ничего не были должны, зато им были должны все пациенты. Но решение о реформе было принято, его поддерживала громада, и врачи не смогли противостоять всем жителям.

Третье изменение — информатизация с компьютеризацией. Все, что делали врачи, фиксировалось в электронном виде: были созданы электронные медицинские карточки пациентов, схемы диагностики и лечения приближены к европейским и американским протоколам — вот здесь и понадобился опыт USAID. Компьютеризация позволила понять реальную нагрузку врачей, обеспечить качественное лечение по признанным международным схемам.

Врачи и медсестры очень боялись перехода с бумаги на компьютеры. Боялись, что не справятся и всем придется искать новую работу, медсестры буквально плакали. На практике же понадобились всего трехмесячные курсы, чтобы обеспечить плавный переход. Украинцы — люди неглупые, быстро учатся. Из 460 медсестер только трое попросили перевести их на работы, где не надо работать на компьютере.

На компьютеризацию получили два президентских гранта — по 50 тысяч долларов каждый. Больше никаких внешних денег район на реформу не получил ни от кого, хватило своих ресурсов. Компьютеризация позволила понять, куда реально уходят деньги и оценить, эффективны ли эти траты.

Четвертое изменение — система премий.

Семейные врачи начали обследовать жителей, и только после этого стали видны реальные проблемы вознесенцев со здоровьем.

Город выделил из внебюджетных фондов 35 % от зарплатного фонда врачей на решение трех главных проблем района — обеспечения качественного скрининга новорожденных, своевременного выявления больных туберкулезом и хроническими сердечно-сосудистыми заболеваниями.

В этот момент произошел скандал.

Вознесенск — крупный узловой пункт железной дороги, и туберкулез в нем — ожидаемая проблема, но после массового скрининга стал виден ее реальный масштаб.

Город начал подавать реальную статистику. Глава облздравотдела кричал, что Вознесенск «портит цифры» и требовал прекратить эксперимент и уволить всех «экспериментаторов». Мэр и местный совет держали оборону, скандал дошел до уровня губернатора.

Закончилось все тем, что нашли улицу, левая сторона которой относилась к Вознесенскому району, а правая — уже к другому. На левой стороне было выявлено множество случаев туберкулеза, а на правой — ни одного. Губернатор понял, что дело нечисто, и отошел в сторону. Глава облздрава продолжал вставлять палки в колеса, пока не пошел на повышение в Киев.

Пятым изменением стала системная групповая работа. Не только «совет директоров» больницы ежемесячно встречался и решал проблемы. Но еще и все (!) врачи района собирались раз в месяц и смотрели все (!) случаи болезней за месяц. Если где-то происходила госпитализация без участия семейного врача, консилиум смотрел электронную медицинскую карту пациента и изучал, что происходит. Конечно, если человек попадал в больницу после аварии, то врач не был в этом виноват. А если где-то не уследил семейный врач, его лишали премии. Экономические методы отлично сработали — теперь врачи боролись за каждого пациента.

Пять системных изменений привели к радикальному изменению результатов.

Доход врачей возрос в 2–2,5 раза. По городу и району была развернута сеть мелких амбулаторий — если курс лечения ограничивался капельницами и уколами, пациентам было намного удобнее ходить в амбулаторию рядом с домом, а не ложиться в больницу. А обслуживание в амбулатории было в пять раз (!) дешевле, чем один день в больнице. Койки, на которые еще пару лет стояли очереди из пациентов, оказались не нужны — горожане стали существенно меньше болеть. Больница начала сокращать палаты, количество коек в расчете на 10 000 жителей уменьшили с 80 до 40, а это даже меньше европейского норматива.

Это только в Украине остались люди, которые верят, что чем больше коек в больнице — тем лучше. Во всем мире давно знают, что каждый доллар, вложенный в профилактику и предупреждение заболеваний, экономит до 5 долларов на лечении. А больница должна работать, как конвейер по лечению, то есть пациенты просто не могут «залеживаться» на койках. Цель — вылечить их как можно быстрее. И небольшое количество койко-мест — один из главных показателей того, что медицина в регионе реально работает.

Врачи сначала паниковали, что их сократят вместе с койками. Потом выяснилось, что кардиолог, переучившийся на семейного врача, — среди самых востребованных семейных врачей в районе. Ведь болезни сердечно-сосудистой системы — самая серьезная проблема в нашей стране: больше половины украинцев умирают именно от них.

Часть высвобожденных площадей больница сдала в аренду. Одесситы установили в больнице компьютерный томограф в обмен на право больницы пользоваться им в экстренных случаях. Часть площадей арендовали медицинские лаборатории и аптеки. Из части здания больница сделала квартиры для своих же сотрудников — и получила возможность привлекать специалистов из других районов. Разумеется, с каждой полученной гривны больница платила налоги.

Итоги эксперимента выглядят фантастическими для находящейся при смерти украинской медицины.

С 2005-го до 2011 года количество вызовов в Украине неотложной помощи хроническими больными выросло в два раза, а в Вознесенске — в два раза упало.

Заболеваемость инсультами в Украине выросла на 10 %, а в Вознесенске — упала на 41 %. Уменьшилась здесь и смертность от инсультов — на 27 %.

Заболеваемость инфарктами в Украине выросла на 2 %, а в Вознесенске — упала на 75 %! Смертность от инфарктов уменьшилась на 19 %.

Врачи на деле доказали, что они готовы не «получать зарплату», а реально зарабатывать на том, что их подопечные остаются здоровыми.

Согласно опросам, 63 % жителей Вознесенска и района полностью поддерживают реформу.

Да, многое в Вознесенске делали искусственно — контракты между больницей и врачами не имели юридической силы, у больницы не было своего счета и все сэкономленные деньги приходилось «выбивать» из казначейства. Но это все равно работало!

На просторах бывшего СНГ осталось две страны, где медицина не автономна, а нормативно управляется из центра.

Вознесенский эксперимент доказал свою эффективность на практике — сейчас уже нет никаких объяснений и оправданий, по которым автономизация больниц может задерживаться и дальше.

Вместо заключения

Больницам законодательством должно быть предоставлено право преобразования в коммунальные или государственные казенные предприятия без права приватизации.

Больницам должна быть предоставлена хозяйственная автономия, право открывать счета в госбанках, а их бюджеты должны быть открыты для общественности.

Главврачи должны избираться на открытых профессиональных конкурсах, а местные власти должны создать наблюдательные советы — «советы директоров» больниц, которые занимаются их развитием.

Реформируемым больницам должны быть предоставлены налоговые каникулы.

Должен быть установлен конечный срок, к которому вся медицина Украины обязана автономизироваться и перейти на новый, здоровый формат отношений с обществом.

Параллельно с этим в Минздраве должен быть создан координационный центр по пошаговому внедрению автономизации больниц, компьютеризации и переходу на лечение по протоколам, доказавшее свою эффективность во всем цивилизованном мире.

Несложно понять, почему все боятся медицинской реформы — ни врачи, ни пациенты не понимают, что происходит. Верховная Рада занимается популизмом, а Минздрав провалил коммуникационную кампанию и не смог объяснить, зачем нужна реформа.

Успешный опыт Вознесенского района и других экспериментальных должен быть распространен на всю страну.

Депутаты Верховной Рады лечатся в «Феофании» и Швейцарии, многим из них все равно, что происходит с украинской медициной. Сейчас у них есть всего несколько дней, чтобы понять: блокада реформы медицины — это минимум 650 смертей украинцев каждый день.

И эти смерти будут на их совести.

опубликовано 19/11/2015 17:29
обновлено 21/12/2015
Публицистика, Врачи и больницы, Организация здравоохранения

Комментарии 5

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Лучший комментарий
Елена
19/11/2015 18:50

Елена Украина, Кривой Рог

Спасибо за познавательную и интересную статью!
3
Даріна
25/11/2015 17:14 #

Даріна Украина, Вознесенск

все данные - дутые! У нас на городском сайте создана тема о медицинском обслуживании и к ней прикреплён опрос жителей о качестве мед.услуг. http://neoforum.net/threads/mestnaja-medicina.367/page-9
1
Алексей Шершнёв
24/11/2015 16:30 #

Алексей Шершнёв Украина, Киев

Аплодисменты Вознесенску и такому прогрессивному подходу! (Приятно, что я родом из Николаева). Тот, кто стоит за этим проектом - лучший кандидат минимум на замминистра по реформированию отрасли. Респект
Гость
21/11/2015 17:05 #

Гость

статью захотелось назвать "как всегда у нас..." . до ее прочтения была уверена , что проблема инсультов лежит в плоскости образа жизни человека, наследственности , экологии и т. д. и т .п , равно как и решение ее. оказалось дело всего навсего в успехе реформы здравоохранения! еще несколько удивило , что автор , вероятно , никогда не живший в Европе, утвеждает , что во главу угла здесь поставлен человек небольшая поправка из личных наблюдений: во главе угла здесь - деньги, которые может внести человек за свое здоровье. только не надо забрасывать меня камнями... это совсем неплохо, если они у вас есть и вы живете в Европе. Европейцы пришли к их системе эволюционно! а у нас , вечная проблема : увидели на подиуме модель в костюме от "Dior" , ткнули пальцем - хотим , и начинаем пялить на свою задницу 54 размера ! Ломать систему, как говориться - не строить! Может попытаться оценить из-за чего пришла в негодность система? любая система , в том числе и европейская , рухнет, если в мед.институты начнут набирать дебилов, зачисленных по протекции и сдающих экзамены "за сало". проблем много, но основная - в неумении адекватно оценивать ситуацию и слепо следовать тому , что у кого- то лучше, не разбираясь почему оно лучше.
1
Аня Степановская
19/11/2015 23:40 #

Аня Степановская Украина, Киев

Замечательный эксперимент! Спасибо за статью, просто потрясающе!
1

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха