С. В. РЯЗАНЦЕВ, Н. М. ХМЕЛЬНИЦКАЯ, Е. В. ТЫРНОВА

Санкт-Петербургский НИИ уха, горла, носа и речи (дир. - засл. деятель науки РФ, член-корр. РАМН проф. А.А. Ланцов)

В системе "наружных барьеров" слизистая оболочка верхних дыхательных путей представляет собой первую линию защиты организма против разнообразных патогенных факторов окружающей среды, таких как бактериальные, грибковые, вирусные, промышленные химические раздражители и загрязнения [12, 13, 22, 30]. Устойчивость слизистых оболочек к микробному заражению представляет собой "первый эшелон иммунитета" и обеспечивается, в частности, механизмом колонизационной резистентности, препятствующей закреплению бактерий и других возбудителей на поверхности слизистых оболочек и кожи [6-8].

Колонизационная резистентность включает комплекс специфических факторов местного иммунитета, к которым принадлежат ингибиторы микробной адгезии, биоцидные и биостатические продукты секретов, нормальная микрофлора, механические факторы (мерцательный эпителий), антитела [34-36, 63].
Одним из главных узлов кооперации в системе противоинфекционный защиты является стыковка механизмов колонизационной резистентности слизистых оболочек и кожи с факторами, стабилизирующими внутреннюю среду. Ослабление антиколонизационных ресурсов открывает путь агрессивным агентам, вынуждая к подключению следующие эшелоны защиты.

"Вторую линию защиты" образуют системы нейтрофильных гранулоцитов и мононуклеарных фагоцитов, лимфоидная иммунокомпетентная система, функционирующие взаимосвязанно с гуморальными факторами защиты [5, 7, 11, 65]. Второй, наиболее общий, уровень противоинфекционной защиты определяется реакциями на внедрение возбудителя и его токсинов во внутреннюю среду, границы которой очерчены покровным эпителием.

Функция "наружного барьера" слизистой оболочки верхних дыхательных путей

Слизистая оболочка верхних дыхательных путей большей частью покрыта тонким специализированным эпителием, создающим восприимчивый (чувствительный) барьер, который постоянно бомбардируется экзогенным живым или мертвым антигенным материалом [22, 58]. Слизистая оболочка носа действует как первая линия защиты дыхательной системы, очищая и согревая 10 000-20 000 л воздуха в сутки [4, 30]. Нос является высокоэффективным фильтром для осаждающихся взвешенных частиц, так что лишь малая доля частиц крупнее 10 мкм способна проникнуть в нижние дыхательные пути [9, 30, 40]. Он выступает в роли входных ворот для множества воздушно-капельных инфекций. Слизистая носа содержит бактериостатические вещества, такие как лизоцим и лактоферрин, а также секреторные антитела [29, 31, 51, 59, 60]. Морфофизиологически этот орган создает возможности для изучения некоторых функциональных аспектов воспалительных процессов слизистой оболочки верхних и нижних дыхательных путей и среднего уха [10, 14, 40].

Вдыхаемый воздух содержит значительное количество потенциально вредных веществ (газы, взвешенные корпускулярные частицы, бактерии, вирусы, микоплазмы, грибы, в том числе дрожжи, риккетсии, пыльцу, частицы слущенного эпителия человека и животных и др.) [1, 4, 30, 34]. Даже необходимый для газообмена кислород способен в ряде случаев оказывать повреждающее действие на ткани вследствие своей потенциально высокой реакционной способности [4]. Вдыхаемые биологические агенты могут стать причиной инфекционных и аллергических заболеваний.

Согласно концепции местного иммунитета, слизистые оболочки и кожа как покровы, обращенные во внешнюю среду, защищают внутреннюю среду организма и сохраняют постоянство внутренней среды путем тесного взаимодействия эволюционно выработанного комплекса неспецифических и специфических механизмов защиты [13, 65].

Первоначально под местным иммунитетом подразумевался комплекс клеточных и секреторных неспецифических и специфических реакций, включающий барьерные функции клеток слизистой оболочки, фагоцитарную активность нейтрофилов и макрофагов, Т-клеточный иммунитет, антитела, антимикробные белки внешних секретов, ингибиторы ферментов. Местный иммунитет не отождествлялся с секреторным иммунитетом, но в качестве его центрального звена рассматривался В-клеточный ответ лимфоидной ткани слизистых оболочек с участием железистого эпителия, поставляющего секреторный компонент. Позднее понятие местного иммунитета расширилось и в настоящее время включает совокупность реагирования всех клеток лимфоидного ряда, заселяющих слизистые оболочки, в кооперации с макрофагами, нейтрофильными и эозинофильными гранулоцитами, тучными клетками и другими клетками соединительной ткани и эпителия [1, 4, 34, 58].

Местный иммунитет ЛОР-органов - это барьерная функция слизистых оболочек, включающая лимфоэпителиальные органы глотки, расположенные на пересечении воздухоносных и пищепроводных путей, первыми реагирующие на очередное антигенное раздражение (инфекцию) включением механизмов иммунной защиты, и неспецифические защитные факторы слизистой оболочки (мукоцилиарный транспорт, продукция лизоцима, лактоферрина, интерферона и др.) [3, 4, 8, 54, 59].

Защита дыхательных путей представляет собой высокоинтегрированную систему, в которой выделяют физические и химические механизмы действия [40]. К физическим защитным факторам относят рефлексы дыхательных путей - кашель, чиханье, мукоцилиарный транспорт, секрецию слизи [30, 40, 44].

Ведущую роль в осуществлении физических защитных механизмов респираторного тракта играют клетки дыхательного эпителия [1, 14, 40, 67]. Дыхательный эпителий расположен на базальной мембране толщиной 5 мкм и состоящей из волокон коллагена и ретикулина. В собственной пластинке присутствуют свободная волокнистая соединительная ткань, артерии, вены, лимфатические сосуды, лимфоциты собственной пластинки, плазматические клетки, нейтрофилы [40, 58]. Эпителий представлен главным образом слоем базальных кубических клеток, внутри которого имеются цилиндрические реснитчатые клетки и муцинозные бокаловидные эпителиальные клетки обычно в соотношении 5-10/1. В базилярной части эпителия находятся также клетки Кульчицкого, выполняющие нейроэндокринные секреторные функции. В слое эпителия расположены рецепторные М-клетки, внутриэпителиальные лимфоциты, тучные клетки, нейтрофилы.

Многорядный цилиндрический реснитчатый эпителий, осуществляющий мукоцилиарный транспорт, покрывает задние 2/3 полости носа и носоглотку, включая слуховую трубу, полости среднего уха, гортань. На апикальной поверхности цилиарных клеток вырабатывается перицилиарная жидкость, которая может выделяться в дыхательные пути за счет капиллярного тока, действующего в промежутке между реснитчатыми клетками и слизистым защитным слоем. Бокаловидные клетки вырабатывают муцин и выделяют его путем экзоцитоза. В дистальной части подслизистых желез вырабатывается преимущественно серозный секрет, в проксимальной - слизистый, выделяемые через цилиарные протоки. Серозный и слизистый секреты подслизистых желез содержат альфа-1-антитрипсин, лизоцим, лизосомальные ферменты, трансферрин, интерферон, факторы роста, цитокины, пептидные антибиотики цекропины, комплемент и иммуноглобулины [15, 16, 35-37, 46, 47, 53, 60, 63, 68]. Суммарный объем слизистых желез и их секрета приблизительно в 40 раз больше, чем у бокаловидных клеток.

Эпителиальные клетки служат не только структурным барьером, они также являются антигенпредставляющими клетками, т.е. перерабатывают антиген в иммуногенную форму и представляют его иммунокомпетентным клеткам-лимфоцитам, и активно участвуют в транспорте цитокинов путем изменения экспрессии молекул адгезии и интегринов на своей поверхности при воспалении [2, 23, 24, 62].

Нормальное функционирование слизистой оболочки околоносовых пазух обеспечивается несколькими механизмами: адекватная вентиляция и кровоснабжение пазух, местная продукция слизи и перицилиарной жидкости, цилиарный транспорт, иммунологические, химические и клеточные факторы защиты организма от инфекции [4, 9, 34, 37]. Гистологически слизистая околоносовых пазух сходна со слизистой оболочкой полости носа, но имеется ряд различий [53, 61]. Слизистая оболочка околоносовых пазух иннервируется менее плотно, чем слизистая оболочка полости носа, и содержит значительно меньше пептидэргических нейронов [62]. Эпителий слизистой оболочки пазух вырабатывает биологически активные вещества, выполняющие различные функции: бактериостатическую, расширение бронхов, сужение кровеносных сосудов [40, 44, 45, 62]. Слизистая оболочка околоносовых пазух бедна железами, особенно серозными; так, в слизистой оболочке верхнечелюстных пазух количество желез, располагающихся исключительно вблизи естественного соустья, не превышает 50-100 в каждой пазухе, тогда как в слизистой полости носа их свыше 100 000. У здоровых людей в верхнечелюстных пазухах слизь вырабатывается преимущественно бокаловидными клетками на поверхности эпителия [64].

Слизистая оболочка среднего уха в отличие от других слизистых оболочек не подвергается постоянному воздействию многочисленных микробных агентов и чужеродных макромолекул [48, 56, 58]. Здоровая слизистая оболочка среднего уха состоит в основном из базальных клеток, нереснитчатых клеток с секреторными гранулами, в меньшей степени из реснитчатых клеток, содержащих и несодержащих секреторные гранулы. Подобно другим слизистым оболочкам, защита слизистой среднего уха осуществляется неспецифическими и иммунными защитными механизмами [13, 32, 49, 50, 55, 57]. Главная роль в неспецифической защите полостей среднего уха принадлежит слуховой трубе, обеспечивающей гомеостаз.

Слуховая труба осуществляет вентиляцию, защиту от проникновения патогенных факторов из носоглотки, однонаправленный мукоцилиарный транспорт из полостей среднего уха в носоглотку. Слизистая слуховой трубы и прилегающих областей среднего уха покрыта реснитчатым эпителием с секреторными железами. Вырабатываемая слизь и движение ресничек обусловливают мукоцилиарный транспорт - высокоэффективный механизм, предупреждающий попадание и удаляющий частицы и микроорганизмы, проникшие в полость среднего уха. Полость среднего уха обладает латентной иммунной системой с редкими плазматическими клетками и лимфоцитами и небольшим числом организованных лимфоидных фолликулов [50, 58, 61].

К химическим защитным механизмам дыхательных путей относят пептидные антибиотики цекропины [19, 20], дефенсины [42, 43, 65], интерферон, комплемент, иммуноглобулины, интерлейкины, простагландины, ингибиторы трипсиноподобных протеиназ [15, 29, 31, 32, 51, 53, 63, 66], антиоксиданты, содержащиеся в слизистом и серозном секретах подслизистых желез и взаимодействующие со специфическими клетками, такими как макрофаги, тучные клетки, клетки периферической крови, что и обусловливает баланс воспалительно-противовоспалительных реакций респираторного тракта [30, 40, 46, 47].

Иммунологическая защита слизистой оболочки верхних дыхательных путей

Специфические защитные механизмы слизистых оболочек, формирующие барьер, предохраняющий макроорганизм от болезнетворного воздействия различной патогенной и условно-патогенной микрофлоры, получили название иммунной системы слизистых [2, 23, 24, 47, 58], включающей иммунокомпетентные и вспомогательные клетки, иммуноглобулины различных классов, в том числе секреторные, цитокины.

В иммунологической защите слизистой оболочки дыхательных путей выделяют три элемента, образующих две линии защиты [22]. Иммунное исключение ограничивает колонизацию (заселение) эпителия микроорганизмами и сдерживает проникновение чужеродных растворимых антигенов. Первая линия защиты опосредована специфическими антителами совместно с разнообразными неспецифическими антимикробными защитными факторами, такими как муцин, лизоцим, лактоферрин и др. Активность антител внешних секретов определяется главным образом местно-продуцируемыми секреторными SIgA и SIgM, но секреты содержат также значительные количества антител IgG вследствие "просачивания" их через поверхность эпителия. Секреторная составляющая иммунитета занимает центральное место в неотложной защите слизистой оболочки верхних дыхательных путей [13, 22, 25, 37, 58, 61]. Секреторный иммунитет стимулируют в основном живые микробные и корпускулярные антигены (липополисахариды, полиглюканы). Растворимые белковые антигены и гаптены вызывают преимущественно подавление местного (локального) гуморального иммунного ответа (антитела IgG и IgE), а также гиперчувствительности замедленного типа, опосредованной активированными Т-хелперами (CD4 + ) 1-го порядка [23, 24].

Иммунная регуляция определяется взаимодействием HLADR-положительных антигенпредставляющих клеток (макрофагов, дендритных клеток, эпителиальных клеток), Т-лимфоцитов и В-лимфоцитов как внутри эпителия, так и в субэпителиальной строме.

Иммунное очищение (клиренс) выполняет задачу распознавания, инактивации, деструкции, обезвреживания и удаления чужеродного антигенного материала, проникшего сквозь эпителий. В норме живой или мертвый антигенный материал, который избежал иммунного исключения и проник через эпителиальный барьер, подвергается быстрому обезвреживанию и удалению, таким образом формируется вторая линия защиты, обеспечивающая местный иммунитет.

Иммунное очищение определяется как гуморальными, так и клеточно-опосредованными механизмами, включающими различные классы антител и разнообразные активированные эффекторные клетки. Вторая линия защиты от патогенов подкрепляется неспецифическими механизмами биологического усиления (амплификации), к которым относятся цитокины, комплемент, естественные киллеры, эозинофилы, нейтрофилы, моноциты/макрофаги, тучные клетки и продуцируемые ими физиологически активные вещества, образующие "второй эшелон защиты" [8]. Пусковую роль в активации системы неспецифической защиты играют цитокины, вырабатываемые естественными киллерами и активированными Т-лимфоцитами, и антитела различных классов. Биологические механизмы амплификации, запускаемой при безуспешности удаления антигена в пределах слизистой оболочки, могут приобретать иммунопатологическое значение, выражающееся в гиперчувствительности замедленного типа и/или хронических инфекциях.

Иммунологическая защита слизистой оболочки верхних дыхательных путей определяется в первую очередь секреторными антителами [13, 23, 24, 47, 58]. В-клетки, входящие в состав местной иммунной системы и отличающиеся способностью экспрессировать J-цепи (компонент секреторного иммуноглобулина), первоначально стимулируются лимфоидной тканью, ассоциированной со слизистой (включая миндалины, аденоиды и другие отделы глоточного кольца Вальдейера). Из этих клеточно-тканевых образований первично стимулированные клетки мигрируют через лимфу и кровь с последующим выходом из сосудистого русла в участки слизистой оболочки носа и околоносовых пазух, где они окончательно дифференцируются в иммуноглобулинпродуцирующие плазматические клетки [26].

Слизистая оболочка носа, околоносовых пазух и среднего уха содержит две принципиально разных популяции иммуноцитов: в первой преобладают продуцирующие IgA (содержащие J-цепи) клетки, представленные в железистых областях, во второй - IgG-продуцирующие клетки, расположенные в строме ниже поверхности эпителия [22, 47, 51, 53, 57]. Первые участвуют в формировании секреторного компонента местного иммунитета, вторые осуществляют реакции иммунного очищения (клиренса). Даже в клинически здоровой слизистой оболочке дыхательных путей гистологически выявляются пятна инфильтрации полиморфно-ядерными лейкоцитами, обычно содержащие незначительное количество IgG-продуцентов. Присутствие этих клеток связывают с постоянным притоком антигенного материала, атакующего восприимчивый поверхностный эпителиальный барьер [27].

Местнопродуцируемые иммуноглобулины представлены главным образом (65-96%) димерами (Mr 385 кД), содержащими соединительные J-цепи ("joining" chain), и более крупными полимерами IgA, которые получили общее название полимерный IgA ( pIgA) [21-24]. IgA существует в виде двух изоформ: IgA1 и IgA2, различающихся по антигенным, физико-химическим и функциональным свойствам. До 65% IgA во внешних секретах слизистых оболочек человека принадлежит к IgA2 изотипу [38]. Слизистая оболочка носа и бронхов вырабатывает преимущественно (75-90%) антитела IgA1 изотипа [23, 24, 58]. Мономерные субъединицы pIgA связаны вместе с помощью межсубъединичных дисульфидных связей и богатого цистеином полипептида, называемого J-цепь (Mr ~ 16 кД) [38]. Содержащий J-цепи полимерный pIgA избирательно транспортируется через клетки секреторного эпителия посредством базолатерального экспрессированного на железистых клетках белкового рецептора, называемого трансмембранным секреторным компонентом или pIgR-рецептором. Секреторный компонент комплекса представляет собой сильно гликозилированный белок (Mr ~ 70 кД), который, помимо транспортной функции, обусловливает устойчивость секреторных антител к действию протеолитических ферментов [39]. Секреторный компонент позволяет секреторным антителам проявлять свою биологическую активность в средах с высоким содержанием протеолитических ферментов, в том числе и в воспалительных экссудатах [13, 58].

Полимерный IgA способен более эффективно нейтрализовать вирусы, бактериальные токсины, ферменты и агглютинировать бактерии по сравнению с мономерной формой IgA [2]. Секреторный SIgA блокирует адгезию широкого спектра микроорганизмов к эпителиальным клеткам поверхности слизистой оболочки [22, 58] за счет углеводспецифических взаимодействий, не зависящих от специфичности молекулы IgA. Эффект SIgA в большой степени зависит от состояния нормальной микрофлоры, колонизирующей поверхность слизистой оболочки, и содержания во внешних секретах антимикробных веществ, таких как лактоферрин, лактопероксидаза, лизоцим и др. [39]. SIgA принимает участие в регуляции иммунного ответа, усиливая антибактериальную активность фагоцитов [2].

В верхних дыхательных путях синтезируется и IgM, но в очень малых количествах. Поэтому в носовых и бронхиальных секретах концентрация IgA более чем в 100 раз превышает содержание IgM [28]. Пентамерный IgM, как и полимерный pIgA, содержит J-цепи, вследствие чего подобно SIgA транспортируется эпителиальным транспортом, образуя секреторный SIgM. В гуморальной составляющей местного иммунитета наблюдается широкий спектр индивидуальных различий [25]. У больных с избирательным дефицитом IgA недостаток SIgA может удовлетворительно замещаться "компенсаторными" защитными антителами IgM [23, 24, 58].

Секреторные антитела (SIgA и SIgM) осуществляют свои биологические функции в слое слизистого секрета муцина, подавляя колонизацию эпителия инфекционными агентами и сдерживая приток растворимых антигенов [8, 47, 58, 63]. Этот тип секреторного иммунитета слизистых представляет собой первую линию гуморальной защиты и обозначается термином "иммунное исключение" [22], поскольку он предупреждает попадание чужеродных антигенов во внутреннюю среду организма и их взаимодействие с иммунной системой ограничивается поверхностью слизистых и кожных покровов.

В нормальной слизистой оболочке верхних дыхательных путей не обнаружено существенного IgG иммунного ответа. IgG, будучи компонентом системного генеза в составе местной гуморальной защиты, способен принимать участие в первичной защите слизистой оболочки путем иммунного исключения [23, 24, 33, 47]. Относительно высокие концентрации IgG в носовом секрете здоровых людей обусловлены преимущественно просачиванием IgG плазменного происхождения из интерстициальной тканевой жидкости через поверхность эпителия [13, 22]. Секрет околоносовых пазух здоровых людей содержит значительно больше IgG, чем IgA, поскольку слизистая оболочка имеет малое количество серозных желез, необходимых для выработки SIgA, в то время как местный кровоток высокоэффективен и обеспечивает приток циркулирующих антител, помимо местных IgG-продуцентов [52]. Слизистая оболочка среднего уха вырабатывает IgA, секреторный компонент и IgG в культуральных условиях. В секрете среднего уха обнаружены В- и Т-лимфоциты, нейтрофилы, макрофаги, тучные клетки, IgG, секреторный IgA и секреторный компонент, IgM, IgE [17, 18, 50, 57]. Полагают, что пул антител секрета среднего уха имеет смешанное происхождение. Он формируется за счет местного (автономного) образования в слизистой оболочке среднего уха, носоглоточного секрета и транссудации плазмы крови [17, 18, 50, 58].

Вторая линия иммунной защиты формируется в слизистой оболочке посредством осуществления иммунного очищения (клиренса, элиминации), включая местную продукцию IgG, способного ограничить распространение чужеродных антигенов [23, 24]. IgG фиксируются антигенсвязывающим центром на корпускулярных объектах и, таким образом, опсонизируют микроорганизмы. Нейтрализующее действие антител осуществляется в присутствии макрофагов, нейтрофилов и комплемента [8]. Сочетание нейтрофилов с опсонинами создает условия для более эффективной реализации антимикробных функций нейтрофилов. Наиболее часто в качестве опсонинов для нейтрофилов выступают IgG антитела, при этом образуется один из самых прочных барьеров для гноеродных бактерий [8, 65].

В носовых секретах здоровых лиц обнаруживаются следовые количества IgE и IgD плазменного происхождения, которые поступают в секреты путем пассивной диффузии подобно IgG. Местная продукция IgE редко встречается в слизистой оболочке дыхательных путей, но сенсибилизированные этим классом иммуноглобулинов тучные клетки обычны как в соединительной ткани, так и в эпителии слизистой оболочки больных аллергическими заболеваниями [23, 24, 41, 47, 51, 53].

Таким образом, приобретенный иммунитет слизистых оболочек опосредуется специфическими антителами, относящимися главным образом к секреторному иммуноглобулину A (SIgA) и в меньшей степени к секреторному иммуноглобулину М (SIgM), а также IgG как плазменного происхождения, так и местно-продуцированного [22, 58]. Барьерная функция слизистой оболочки дыхательных путей в значительной мере зависит от состояния естественных защитных механизмов, с которыми обычно взаимодействуют различными способами секреторные антитела [1, 7, 54]. Эти природные защитные факторы включают антимикробные вещества, такие как лизоцим, лактоферрин, лактопероксидаза, вырабатываемые подслизистыми железами, нейтрофильные гранулоциты, а также физические механизмы, такие как мукоцилиарный транспорт и муцин [59, 60, 63, 65].

В слизистой оболочке верхних дыхательных путей имеет место структурно-функциональный синергизм между В-клеточной системой иммунитета и секреторным эпителием [22]. Трансмембранный секреторный компонент служит полимерным рецептором pIgR, опосредующим внешний транспорт димеров и полимеров IgA, а также пентамерного IgM через эпителиальные клетки серозного типа. Местные иммуноциты (плазмобласты и плазматические клетки), обычно присутствующие в строме секреторных участков, таких как носовые и бронхиальные железы, продуцируют преимущественно полимерный pIgA, который способен нековалентно связываться с секреторным компонентом с высоким аффинитетом. Эпителий также вносит существенный иммунорегуляторный вклад в индуцирование механизмов толерантности или гиперчувствительности слизистой к чужеродным растворимым антигенам, поскольку эпителиоциты дыхательных путей способны выступать в качестве антигенпредставляющих клеток [23, 24, 62].

Эффективная защита поврехности верхних дыхательных путей обеспечивается благодаря взаимодействию механизмов врожденного (неспецифического) и приобретенного (специфического) иммунитета [23, 24]. Резистентность слизистых оболочек к микробному заражению путем уменьшения доступности рецепторов эпителия для патогенных факторов за счет блокирования их микробами сапрофитной флоры, антимикробными веществами секретов слизистой оболочки (лизоцим, секреторные антитела, лактоферрин и др.) и мукоцилиарного транспорта обозначают как "колонизационный иммунитет" [7].

Химические компоненты слизи в значительной степени формируют "первый эшелон иммунитета", и только когда этот наружный барьер становится проницаемым [5, 8, 30], в слизистой оболочке развиваются воспалительный и иммунный ответы.

Литература:

1. Арефьева Н.А., Медведев Ю.А., Фазлыева Р.М. и др. Иммунология, иммунопатология и проблемы иммунотерапиии в ринологии. Уфа 1997.

2. Беляков И.М. Иммунная система слизистых. Иммунология 1997; 4: 7-13.

3. Быкова В.П. Лимфоэпителиальные органы в системе местного иммунитета слизистых оболочек. Арх патол 1995; 1: 11-16.

4. Быкова В.П. Слизистая оболочка носа и околоносовых пазух как иммунный барьер верхних дыхательных путей. Рос ринол 1993; 1: 40-46.

5. Войно-Ясенецкий М.В. Биология и патология инфекционных процессов. Л 1981; 208.

6. Ковальчук Л.Р., Чередеев А.Н. Актуальные проблемы оценки иммунной системы человека на современном этапе. Иммунология 1990; 5: 4-7.

7. Маянский А.Н., Маянский Д.Н. Очерки о нейтрофиле и макрофаге. Новосибирск: Наука 1989; 2-е изд.

8. Маянский А.Н., Пикуза О.И. Клинические аспекты фагоцитоза. Казань: Магариф 1993.

9. Пискунов С.З., Пискунов Г.З. Диагностика и лечение воспалительных процессов слизистой оболочки носа и околоносовых пазух. Воронеж: Изд-во Воронеж гос ун-та 1991.

10. Плужников М.С., Лавренова Г.В. Воспалительные и аллергические заболевания носа и околоносовых пазух. Киев: Здоров'я 1990.

11. Фрейдлин И.С. Система мононуклеарных фагоцитов. М: Медицина 1984.

12. Хмельницкий О.К., Белянин В.Л. Иммунитет и воспаление. Иммунитет, воспаление и эндокринная система: Тр. Ленингр. Научн. об-ва патологоанатомов. Л: Медицина 1984; 25: 3-7.

13. Шварцман Я.С., Хазенсон Л.Б. Местный иммунитет. М: Медицина 1978.

14. Andersson M., Greiff L., Svensson C. et al. Mechanisms of nasal hyperreactivity. Eur Arch Otorhinolaryng 1995; 252: Suppl 1: 22-26.

15. Baraniuk J.N., Lundgren J.D., Goff J. et al. Gastrin-releasing peptide in human nasal mucosa. J Clin Invest 1990; 85: 4: 998-1005.

16. Baraniuk J.N., Silver P.B., Kaliner M.A. et al. Perennial rhinitis subjects have altered vascular, glandular, and neural responses to bradykinin nasal provocation. Int Arch Allergy Immunol 1994; 103: 2: 202-208.

17. Bernstein J.M., Hayes E.R., Ishikawa T. et al. Secretory otitis media: a histopathologic and immunochemical report. 76th Ann Meet Am Acad Ophtal Otolaryngol. Las Vegas 1971.

18. Bernstein J.M., Szymanski C., Albini B. et al. Lymphocyte subpopulations in otitis media with effusion. Pediatr Res 1978; 12: 786-788.

19. Boman H.G. Antibacterial peptides: Key components needed in immunity. Cell 1991; 65: 205-207.

20. Boman H.G. Peptide antibiotics and their role in innate immunity. Annu Rev Immunol 1995; 13: 61-92.

21. Brandtzaeg P. Immunocompetent cells of the upper airway: functions in normal and diseased mucosa. Eur Arch Otorhinolaryng 1995; 252: Suppl 1: 8-21.

22. Brandtzaeg P. Two types of IgA immunocytes in man. Nature New Biol 1973; 243: 126: 142-143.

23. Brandtzaeg P., Jahnsen F.L., Farstad I.N. et al. Immunobiology and immunopathology of the upper airway mucosa. Folia Otorhinolaryng et Pathol Respiratoriae 1996; 2: 1-2: 22-31.

24. Brandtzaeg P., Jahnsen F.L., Farstad I.N. et al. Immunobiology and immunopathology of the upper airway mucosa. Folia Otorhinolaryng et Pathol Respiratoriae 1998; 4: 1-2: 74-83.

25. Claman N.H., Deborah M.D., Merril A. Salivary immunoglobulins: normal adult values and dissotiation between serum and salivary levels. J Allergy 1967; 40: 1: 151-159.

26. Cooper M.D., Webb C.F., Borzillo G.V. et al. Ontogeny of IgA B-cells. Mucosal immunity IgA and polymorphonuclear neutrophils. Paris 1985; 50-60.

27. Cripps A.W., Clancy R.L., Gleeson M. et al. The development of the mucosal immune response in man. Mucosal immunity IgA and polymorphonuclear neutrophils. Paris 1985; 275-276.

28. Daniele R.P. Immunoglobulin secretion in the airways. Annu Rev Physiol 1990; 52: 177-195.

29. Fukami M., Stierna P., Veress B. et al. Lysozyme and lactoferrin in human maxillary sinus mucosa during chronic sinusitis. An Immunohistochemical study. Eur Arch Otorhinolaryng 1993; 250: 3: 133- 139.

30. Eccles R. Rhinitis as a mechanism of respiratory defence. Eur Arch Otorhinolaryng 1995; 252: Suppl 1: 2-7.

31. Flemming A. On a remarkable bacteriolytic element found in tissues and excretions. Proc Roy Soc Med 1922; 93: 306-310.

32. Hanamure Y., Lim D.J. Normal distribution of lysozyme- and lactoferrin-secreting cells in the chinchilla tubotympanum. Am J Otol 1986; 7: 6: 410-425.

33. Hanson L.A., Soderstrom R., Nilssen D.E. et al. IgG subclass deficiency with or without IgA deficiency. Clin Immunol Immunopathol 1991; 61: 2: 2: 970-977.

34. Henkin R.I. Why we breathe through our nose and our mouth: it's biochemistry, not only anatomy. Folia Otorhinolaryng et Pathol Respiratoriae 1997; 3: 3-4: 7-24.

35. Igarashi Y., Skoner D.P., Doyle W.J. et al. Analysis of nasal secretions during experimental rhinovirus upper respiratory infections. J Allergy Clin Immunol 1993; 92: 5: 722-731.

36. Iton Y., Kobayashi R., Suzuki M. A comparative analysis of nasal secretions from subjects with and without acute rhinitis and its application to forensic medicine. Ni ppon Hoigaku Zasshi 1993; 47: 2: 85-92.

37. Jacquot J., Spilmont C., de Bentzmann S. et al. Structure et functions secretoires de l'epithelium respiratoire. Arch Int Physiol, Biochim et Biophys 1992; 100: 4: 41-46.

38. Kilian M., Reinholdt J. Interference with IgA defence mechanisms by extracellular bacterial enzymes. Medical microbiology. London: Academic Press 1986; 5: 173-208.

39. Klebanoff S.J., Clark P.A. The Neutrophil: function and clinical disorders. Amsterdam: North-Holland 1978; 810.

40. Kowalski M.L., Sliwinska-Kowalska M., Igarashi Y. et al. Nasal secretions in response to acetylsalicylic acid. J Allergy Clin Immunol 1993; 91: 2: 580-598.

41. Lehrer R.I., Ganz T., Selsted M.E. Defensins: Endogenous antibiotic peptides of animal cells. Cell 1991; 64: 229-230.

42. Levy O. Antibiotic proteins of polymorphonuclear leukocytes. Eur J Haematol 1996; 56: 263-277.

43. Lundberg J.O., Farkas-Szallasi T., Weitzberg E. et al. High nitric oxide production in human paranasal sinuses. Nature Medicine 1995; 1: 370-373.

44. Lundberg J.O.N. Airborne nitric oxide: Inflammatory marker and aerocrine in man. Acta Physiol Scand 1995; 157: Suppl 633.

45. McHugh S., Ewan P. Reduction in increased serum neutrophil chemotactic activity following effective hyposensitisation in house dust mite allergy. Clin Exp Allergy 1989; 19: 327-340.

46. Mellert T.K., Gatchell M.L., Sparks L. et al. Characterization of the immune barrier in human olfactory mucosa. Otolaryng Head Neck Surg 1992; 106: 2: 181-188.

47. Mogi G. Mucosal immunity of the middle ear. Acta Otolaryngol (Stockh) 1984; Suppl 414: 127-130.

48. Mogi G. Secretory immunoglobulin A in oral and respiratory passages in man. Ann Otol (St. Louis) 1975; 84: Suppl 20: 3-22.

49. Mogi G., Honjo S. Middle ear effusion analysis of protein components. Ann Otol (St. Louis) 1981; 81: 1: 99-105.

50. Mullol J., Raphael G.D., Lundgren J.D. et al. Comparison of human nasal mucosal secretion in vivo and in vitro. J Allergy Clin Immunol 1992; 89: 2: 584-592.

51. Mygind N., Winter B. Immunological barriers in the nose and paranasal sinuses. Acta Otolaryng (Stockh) 1987; 103: 363-368.

52. Mygind N. Progress in the drug management of allergic rhinitis. Eur Arch Otorhinolaryng 1995; 252: Suppl 1: 68-72.

53. Ogra P.L., Bernstein J.M. Mucosal defence system. Immunobiology, autoimmunity and transplantation in otorhinolaryngology. Amsterdam 1985; 205-210.

54. Ogra P.L., Welliver R.C., Riepenhoff-Talty M. Local immune response to viral antigens. Human immunity to viruses. New York: Academic Press 1983; 81-99.

55. Palva T., Taskinen E., Hayry P. Cell subpopulations in chronic secretory otitis media. Oto-Immunology. Amsterdam; Berkeley: Kugler Publ 1987; 63-67.

56. Park K., Lim D.J. Development of secretory elements in murine tubotympanum: lysozyme and lactoferrin immunohistochemistry. Ann Otol (St. Louis) 1993; 102: 5: 385-395.

57. Piedra P.A., Bernstein J.M., Ogra P.L. The muconasal defence system with emphasis on the middle ear. Oto-Immunology. Amsterdam; Berkeley: Kugler Publ 1987; 35-40.

58. Pi pkorn U., Karlsson G., Enerback L. The cellular response of the human allergic mucosa to allergen exposure. J Allergy Clin Immunol 1988; 81: 172-178.

59. Sorensen M., Sorensen J.P.L. The proteins in whey. C.R. Trav Lab Carlsberg 1939; 23: 1: 55-99.

60. Sorensen C.H., Killian M. Bacterium-induced cleavage of IgA in nasopharyngeal secretions from atopic children. Acta Pathol Microbiol Immunol Scand 1984; Suppl 92: 85-87.

61. Stierna P., Norlander P., Westrin K.M. Acute and Chronic sinusitis. Scientific and clinical considerations. Folia Otorhinolaryng et Pathol Respiratoriae 1996; 2: 1-2: 66-70.

62. Tenovuo J. Nonimmunoglobulin defense factors in human saliva. Human Saliva: Clinical Chemistry and Microbiology. Boca Raton, CRC Press Inc 1989; 2: 55-78.

63. Tos M., Mogensen C. Mucus production in chronic maxillary sinusitis. A quantitative histopathological study. Acta Otolaryng (Stockh) 1984; Suppl 97: 151-159.

64. Van Asperen P.P., Gleeson M., Kemp A.S. et al. The relationship between atopy and salivaty IgA deficiency in infancy. Clin Exp Immunol 1985; 62: 753-757.

65. Vorland L.H. Antimicrobial peptides as part of the innate immune defense system. Folia Otorhinolaryng et Pathol Respiratoriae 1996; 2: 1-2: 13-21.

66. Wang J.N., Devalia J.L., Duddle J.M. et al. Effect of six-hour exposure to nitrogen dioxide on early-phase nasal response to allergen challenge in patients with a history of seasonal allergic rhinitis. J Allergy Clin Immunol 1995; 96: 5: 1: 669-676.

67. Widdicombe J. Relationshi ps among the composition of mucus, epithelial lining liquid, and adhesion of microorganisms. Am J Respir Crit Care Med 1995; 151: 6: 2088-2092.

68. Zeitoun H., Husseiny W., Sawi M. et al. Broncho-alveolar lavage in chronic upper respiratory tract infections. J Laryngol Otol 1995; 109: 9: 859-862.

Авторы: Рязанцев С. В., Хмельницкая Н. М., Тырнова Е. В.

Источник: Вестник оториноларингологии, 2000 г., N 3, стр. 60-64

опубликовано 10/12/2009 13:13
обновлено 11/10/2014
Отоларингология

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения