Авторы: Березовская Е.П.

Казалось бы, у современной женщины есть все условия для благополучного вынашивания потомства, особенно по сравнению с нашими бабушками и прабабушками. Но почему-то встретить радостную, счастливую беременную женщину, которая наслаждается своим уникальным кратковременным состоянием, на постсоветском пространстве становится с каждым днем все труднее и труднее. А все потому, что беременность превратили в болезнь, и не просто болезнь, а в самую страшную, тяжело переносимую, почти фатальную. Запугивание — это уже традиционный метод работы врачей, без применения которого невозможно представить постсоветскую медицину. И наиболее часто при общении беременных и врачей почему-то звучит слово «угроза». На бедных женщин постоянно давят угрозами потери беременности — причем все девять месяцев.

А теперь я разочарую многих читателей: в современном акушерстве нет ни одного диагноза, содержащего слово «угроза». Единственный похожий диагноз звучит как «угрожающий аборт», но не угроза аборта. И ничего более.

Само словосочетание «угроза прерывания беременности» абсурдно, потому что шанс потерять беременность есть у каждой беременной женщины — у кого больше, у кого меньше, хотя на самом деле мы наверняка не знаем, у кого как все сложится. С рождения человек сталкивается с постоянной угрозой потери жизни. Угрозой от кого или чего? От всего и всех, окружающих его. Знают ли беременные женщины, особенно молодые и городские, что у них шанс умереть в результате ДТП намного выше, чем от самой беременности? Тем не менее все выходят из дома, переходят улицы, ездят в автомобилях или в общественном транспорте. Так почему же в обменных картах нет записи «угроза гибели женщины»?

Теперь поговорим об угрожающем аборте. Ставят такой диагноз при подтвержденной клинически живой беременности, а не просто по задержке менструации, при наличии нарастающих по интенсивности болей и/или кровянистых выделений. Четверть беременных женщин кровит в первую половину беременности. Но это не значит, что у всех диагноз «угрожающий аборт». Кто-то кровит меньше, кто-то больше — всему есть причина, даже если ее найти не могут. Из этих «кровящих» большинство доносит беременность до срока и родит здорового ребенка, не нуждаясь в лечении, потому что лечения как такового нет.

Угрожающий аборт во всем мире (за исключением стран на просторах бывшего СССР) — это та точка отсчета любой беременности, которая завершится или прогрессом беременности, или ее завершением, однако со стороны врачей и акушерок ничего, кроме наблюдения, не будет. Единственное, что могут посоветовать женщине, — это ограничить физические нагрузки (но имеется в виду далеко не постельный режим) и половую жизнь.

«Начавшийся аборт» и «аборт в ходу» — это два диагноза, когда женщина может получить лечение, и то не всегда — все зависит от ее состояния. В 60–70 % случаев такой аборт будет протекать как месячные, иногда с небольшим болевым синдромом, и после выхода плодного яйца выделения прекратятся самостоятельно. У остальных количество выделений и боль могут быть более выраженными, поэтому потребуется помощь врача — удаление плодного яйца медикаментозно (с помощью окситоцина или простагландинов) или инструментально (с помощью кюретки). И в чрезвычайно редких случаях, когда возникает сильное кровотечение, требуются кровеостанавливающие средства и другая терапия, и таких женщин направляют в стационар.

Никто не гоняет женщин по многочисленным УЗИ, придираясь к содержимому полости матки после свершившегося выкидыша, если нет кровотечения и болей. Никто не назначает горы препаратов по «спасению» беременности или самой женщины. Кому-то такой рациональный подход может показаться «западным» варварством, но за границей женщины попадают под «чистку» во много раз реже, чем женщины на постсоветском пространстве. И хотя выходят они из кабинета врача или больницы грустные из-за случившегося, но без «угрозы бесплодия», без длинного списка дорогостоящих анализов, которые вдруг «срочно надо сдать» для выяснения причины выкидыша, и без длинного списка лекарственных препаратов, которые «срочно надо принимать», чтобы не умереть от инфекции, не стать бесплодной и не пострадать от прочих медицинских ужасов.

А теперь вернемся к понятию «угроза прерывания беременности». Поскольку такая угроза есть у всех без исключения беременных женщин, как отличить, у кого она больше, а у кого меньше? В акушерстве существует понятие риска (знакомое понятие, правда?). Это более мягкий, тактичный заменитель слова «угроза». Степень риска можно оценить по имеющимся данным осмотра женщины, наличия у нее заболеваний, состояния плода и т. д. Другими словами, прогнозировать исход беременности можно по степени риска, хотя такой прогноз всегда будет относительным.

Существуют низкий и высокий риск развития чего-то, возникновения чего-то, в том числе осложнений беременности. Задача акушера-гинеколога — оценить степень риска адекватно, без всех этих игр в «угрозу». И запись в обменной карточке должна стоять не об угрозе, а об уровне риска: к какой группе принадлежит женщина — низкого риска или высокого риска осложнений беременности. Под осложнениями беременности понимают серьезные осложнения, а не лейкоцитоз, тошноту и рвоту, отеки ног, изжогу и прочие «прелести» беременности, которые даже не считаются диагнозами.

Итак, есть низкий и высокий риск осложнений и потери беременности. Если кому-то нравится определение «средний риск», можно пользоваться и такой оценкой, но очень часто эту середину выбрать трудно. Беременным из группы высокого риска требуется наблюдение специалистов, имеющих подготовку в ведении «сложных беременностей». Не может брать на себя ответственность врач, который не знает, как правильно ставить диагноз «гипертония беременных и преэклампсия», а тем более как правильно вести таких беременных.

Вместе с тем важно понимать, что уровень риска все же не определяет протекание беременности и точный прогноз ее исхода. Беременность с низким риском возникновения осложнений может стать беременностью с высоким риском. И наоборот: беременность с высоким риском может протекать без единого осложнения со стороны матери и плода. Вообще, каждая беременность беременности рознь, поэтому зацикливаться только на плохом не нужно.

А есть ли беременности вообще без риска, не входящие ни в одну из групп? Есть, и таковых большинство. Потому что, повторю еще раз, беременность — это не болезнь. Поэтому важно, чтобы врач знал, какие отклонения при беременности не являются заболеванием, диагнозом, риском возникновения осложнений. Важно понимать, что нет таких диагнозов, как токсикоз и гестоз, а есть состояния, которые для одних женщин будут абсолютной нормой при беременности, а для других могут быть осложнением беременности в виде конкретного диагноза.

Пугать женщину, что у нее есть угроза потери беременности, можно долго, но это неэтично и непрофессионально. Можно доугрожаться до того, что именно из-за постоянного страха и переживаний женщина таки потеряет беременность. Можно просто убить беременность агрессивным объемным лечением, которое окажется ложным и поэтому вредным.

Заставить врачей повышать свой уровень знаний практически невозможно, разве что министерство здравоохранения начнет выдавать приказы с современными протоколами ведения беременности и ее осложнений.

Так что у меня остается один совет для женщин: повышайте свой уровень знаний о беременности задолго до ее наступления. Коль не успели до беременности, учитесь быть здоровой беременной в процессе вынашивания своего желанного малыша.

Консультации Елены Березовской в Клубкоме

опубликовано 20/02/2015 13:46
обновлено 29/07/2015
Беременность, Методы лечения, Этика и деонтология, Акушерство, гинекология, маммология

Комментарии 7

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Лучший комментарий
Юлия М
20/02/2015 21:45

Юлия М Россия, Дятьково

Всю беременность ходила в консультацию с мыслью: пусть говорят и пишут что угодно, лишь бы лечить не начали.)))
3
i4ka
23/02/2015 19:53 #

i4ka

уважаемая Елена, я не собираюсь с вами спорить, конечно. оценка риска/вероятностей (по шкале или без) это одно, а диагноз звучит совершенно определенно threatened miscarriage, не мне вам это рассказывать, если уж сравнивать постсоветскую медицину и "западную"
Елена Березовская
22/02/2015 22:47 #

Елена Березовская Канада, Mississauga

Угро́за — запугивание, обещание причинить кому-либо вред, зло, в том числе такие слова как: дошутишься, доиграешься и т.д.
Риск — сочетание вероятности и последствий наступления неблагоприятных событий.
Риск в узком смысле — количественная оценка опасностей, определяется как частота одного события при наступлении другого. В акушерстве сущестует бальная оценка риска, например, та же шкала Апгар, которая позволяет оценить состояние ребенка в отношении развития возможных серьезных осложнений. В некоторых странах использую бальную оценку риска осложнений беременности тоже.
В английском и других языках есть два слова "риск" и "угроза", которые имеют разный смысл, как и совершенно разную психоэмоциональную нагрузку. Так что, желательно не путать эти два понятия.
1
i4ka
22/02/2015 19:44 #

i4ka

Не пойму, что меняется, если заменить русское слово "угроза" на нерусское "риск"? это как-то морально легче что ли?
Что по теме, то я рожала в Турции, где медицина далека от советской, а большей частью слизана с американской.
1)Мне ставили угрозу выкидыша из-за кровотечений, т.к. было бы странно врачу сказать при этом состоянии "у вас все в порядке, идите наслаждайтесь", и назначен был прогестерон, что является мировой практикой.
2)У знакомой был выкидыш, и да она вышла грустная и сдавала после много анализов, чтобы узнать причину (оказалось связано со свертываемостью крови), а то так бы она еще раз потеряла беременность.
Чего здесь нет, так это "тонуса матки", а все остальное, по-моему, нормальные действия, коль уж не в деревне живем
мармарис
20/02/2015 18:53 #

мармарис Европы о-в

Скажите, а что нужно сделать с врачом, который в 26 лет при виде узла миомы сказал, что у меня никогда не будет детей? В тот момент я хотела пойти бросится с многоэтажки.. Что вообще делать с такими диагнозами как: У вас никогда......или вы никогда.....а потом видишь женщину с одной четвертой яичника из двух с пузом?
1
MommyCat
20/02/2015 18:25 #

MommyCat Украина, Николаев

Первую беременность до 22 недели вообще не совалась в ЖК - ну так бывает, ну это жизнь :) А вот потом началось - до такой степени, что при входе в ЖК начиналась тахикардия и подскакивало давление, и мысли "что еще у меня найдут".
Anna
20/02/2015 17:04 #

Anna

С выкидышем все ясно. А как быть, если на сроке 5-8 недель происходит замирание. Первый раз меня почистили, а второй - произошел выкидыш, опять же, после замирания. Врачи делаю тупые веселые глаза и пожимают плечами. Мне 30. На вопрос "Сколько срывово я еще переживу, прежде чем стукнет больше?" - поджимают губы и отводят глаза.

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха