Авторы: Зиновьева О.В., Зиновьев Е.В.

Врачебная тайна, в силу особенностей самой врачебной деятельности - важнейшее понятие деонтологии (от греч. deon - должное и logos - учение) как учения о принципах поведения медицинского персонала в общении с больным и его родственниками. Однако специфика врачебной тайны состоит в том, что её сохранность гарантируется законодательно, так же, как и законодательно обеспечивается путём установления определённых запретов и юридической ответственности за её разглашение.

Новейшая история законодательного регулирования врачебной тайны сегодня насчитывает полное десятилетие: 12 декабря 2003 г. исполнилось 10 лет со дня принятия Конституции Российской Федерации, которая сформулировала правовые основы для защиты врачебной тайны, и 22 июля 2003 г. - 10 лет со дня утверждения Основ законодательства Российской Федерации об охране здоровья граждан, определивших объём врачебной тайны и субъектов ответственности за её разглашение, а также ограничивших случаи предоставления сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина.

Часть 1 статьи 23 Конституции РФ устанавливает право каждого гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну. Врачебная тайна, являясь личной тайной, доверенной врачу, относится к так называемым профессиональным тайнам. Право на неразглашение врачебной тайны принадлежит к числу основных конституционных прав человека и гражданина.

Это право гарантируется также пунктом 6 статьи 30 Основ законодательства РФ об охране здоровья граждан (далее - Основы), который относит сохранение в тайне информации о факте обращения за медицинской помощью, о состоянии здоровья, диагнозе и иных сведений, полученных при его обследовании и лечении, к числу основных прав пациента.

Главная правовая норма в отечественном законодательстве, регулирующая врачебную тайну - статья 61 Основ.

В соответствии с ней, врачебную тайну составляют:

* информация о факте обращения за медицинской помощью;
* информация о состоянии здоровья гражданина;
* информация о диагнозе заболевания;
* иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина.

Закон запрещает разглашение сведений, составляющих врачебную тайну, лицами, которым они стали известны при обучении, исполнении профессиональных, служебных и иных обязанностей, за исключением случаев, специально оговорённых законом.

С согласия гражданина или его законного представителя законом допускается передача сведений, составляющих врачебную тайну, другим гражданам, в том числе должностным лицам, в интересах обследования и лечения пациента, для проведения научных исследований, публикации в научной литературе, использования этих сведений в учебном процессе и в иных целях.

Закон устанавливает перечень случаев, когда допускается предоставление сведений, составляющих врачебную тайну, без согласия гражданина или его законного представителя.

Так, предоставление сведений, являющихся врачебной тайной, без согласия гражданина допускается:
1) в целях обследования и лечения гражданина, не способного из-за своего состояния выразить свою волю;
2) при угрозе распространения инфекционных заболеваний, массовых отравлений и поражений;
3) по запросу органов дознания и следствия, прокурора и суда в связи с проведением расследования или судебным разбирательством;
4) в случае оказания помощи несовершеннолетнему в возрасте до 15 лет для информирования его родителей или законных представителей;
5) при наличии оснований, позволяющих полагать, что вред здоровью гражданина причинен в результате противоправных действий.

Этот перечень является исчерпывающим и не подлежит расширительному толкованию.

Определённый нюанс появился с введением в действие Федерального Закона № 63-ФЗ "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" (01.07.2002 г.), который предоставил адвокатам обширные права, включая право на сбор сведений, необходимых для оказания юридической помощи, в том числе право запрашивать справки, характеристики и иные документы от органов государственной власти, органов местного самоуправления, общественных объединений, а также иных организаций. Указанные органы и организации, в свою очередь, обязаны в порядке, установленном законодательством, выдавать адвокату запрошенные им документы или их заверенные копии.

Появилась ли с введением в действие названного Федерального Закона у лиц, профессионально обязанных соблюдать врачебную тайну, обязанность предоставлять сведения, её составляющие, также и по запросу адвоката?

На этот вопрос следует ответить положительно, так как, во-первых, уклон действующего процессуального законодательства от обвинительной направленности в сторону состязательности должен обеспечивать обеим сторонам в процессе равные возможности, поэтому защитник (представитель) гражданина также должен быть наделён полномочиями, равными с правами органов дознания и следствия. Во-вторых, Федеральный Закон "Об адвокатской деятельности и адвокатуре в Российской Федерации" вступил в действие позднее Основ, поэтому, согласно общему юридическому принципу действия закона во времени, можно говорить о том, что с 1 июля 2002 г. перечень лиц, имеющих право на запрос сведений, составляющих врачебную тайну, был дополнен в части запросов адвокатов. И наконец, в-третьих, законодательство обеспечивает неразглашение врачебной тайны также и соблюдением иной профессиональной тайны - адвокатской: согласно статье 8 названного закона, адвокатской тайной являются любые сведения, связанные с оказанием адвокатом юридической помощи своему доверителю; адвокат не может быть вызван и допрошен в качестве свидетеля об обстоятельствах, ставших ему известными в связи с обращением к нему за юридической помощью или в связи с её оказанием. Кроме того, ст. 61 Основ устанавливает также, что лица, которым в установленном законом порядке переданы сведения, составляющие врачебную тайну, наравне с медицинскими работниками с учетом причиненного гражданину ущерба несут за разглашение врачебной тайны дисциплинарную, административную или уголовную ответственность. Выявленное противоречие в указанных нормативных актах сегодня вынесено на обсуждение законодателя и в ближайшем будущем будет устранено.

Практика показывает, что разглашение врачебной тайны является довольно распространённым явлением среди медицинского персонала. Так, анонимный опрос, проведённый среди сотрудников крупной многопрофильной больницы Санкт-Петербурга в 2002 году, показал, что до 55 процентов врачей и свыше 70 процентов среднего медицинского персонала обсуждают в кругу семьи, с коллегами и друзьями особенности течения заболевания конкретных больных, не задумываясь при этом о нарушении требований законодательства и принципов деонтологии. Кроме того, более трёх четвертей опрошенного врачебного персонала указали, что, при общении с родственниками больных они никогда не интересуются документами, подтверждающими родство, и охотно беседуют о диагнозе и прогнозе заболевания с лицами, просто представившимися родственниками больного.

Между тем, отечественное законодательство предусматривает несколько видов юридической ответственности за нарушение врачебной тайны.

В первую очередь это ответственность, предусмотренная действующим гражданским законодательством. Так, статья 150 Гражданского Кодекса РФ (далее - ГК РФ) устанавливает, что личная тайна относится к нематериальным (неимущественным) благам человека, неотчуждаемым и непередаваемым иным способом. Статья же 151 ГК РФ определяет, что, если вследствие разглашения врачебной тайны гражданину причинён моральный вред, то суд может возложить на нарушителя обязанность денежной компенсации такого вреда. При этом следует учитывать, что под моральным вредом понимаются физические и нравственные страдания гражданина, претерпеваемые им вследствие нарушения нематериальных благ или личных неимущественных прав. Глава 59 ГК РФ конкретизирует положения статьи 151, и в статье 1064 указывает, что вред, причинённый личности гражданина, подлежит возмещению в полном объёме. Статьи 1099-1101 ГК РФ непосредственно касаются компенсации морального вреда и определяют, в частности, следующее:

1. моральный вред подлежит возмещению только в судебном порядке;
2. компенсация морального вреда осуществляется только в денежной форме;
3. размер компенсации морального вреда никаким образом не связан с подлежащим возмещению имущественным вредом;
4. в случае причинения морального вреда вследствие разглашения врачебной тайны вред подлежит возмещению независимо от вины правонарушителя;
5. при определении размеров компенсации суд обязан принять во внимание степень вины причинителя вреда (правонарушителя) и иные заслуживающие внимания обстоятельства, в том числе степень физических и нравственных страданий, связанных с индивидуальными особенностями лица, которому причинён вред;
6. при определении размера компенсации должны учитываться требования разумности и справедливости.

Следует учитывать также следующее - подавляющее большинство исковых заявлений, содержащих требование о компенсации морального вреда, причинённого вследствие разглашения врачебной тайны, адресовано к медицинскому учреждению (предприятию). Действительно, согласно ст. 1068 ГК РФ, юридическое лицо возмещает вред, причинённый его работником при исполнении трудовых (служебных, должностных) обязанностей, независимо от того, выполнял ли работник работу на основании трудового договора (контракта) или по гражданско-правовому договору. Однако, ст. 1081 ГК РФ предоставляет лицу, возместившему вред, причинённый другим лицом (работником-врачом), право обратного требования (регресса) к этому лицу (врачу) в размере выплаченного возмещения. Таким образом, медицинское учреждение (предприятие), выплатившее пострадавшему денежную сумму в качестве компенсации морального вреда, причинённого разглашением врачебной тайны своим сотрудником, имеет право взыскать эту же сумму с самого сотрудника, причём иски такого рода в последние годы приобретают всё большую популярность у работодателей (в период с января 2002 г. по сентябрь 2003 г. в Санкт-Петербурге с использованием правовых норм о регрессных исках с одиннадцати врачей взыскиваются суммы, выплаченных медицинскими учреждениями вследствие разглашения этими врачами сведений, составляющих врачебную тайну, при этом средний размер таких сумм составляет 200 тысяч рублей).

Помимо гражданско-правовой, законодательство устанавливает и уголовную ответственность за разглашение врачебной тайны. Примечательно, что ст. 137 Уголовного Кодекса РФ (далее - УК РФ), непосредственно касающаяся врачебной тайны, помещена законодателем в главу "Преступления против конституционных прав и свобод человека и гражданина", что ещё раз подтверждает особую защиту врачебной тайны со стороны закона.

Действующий УК РФ предусматривает ответственность за распространение сведений о частной жизни лица, составляющих его личную тайну, без его согласия либо распространение этих сведений в публичном выступлении, публично демонстрирующемся произведении или в средствах массовой информации, если эти деяния совершены из корыстной или иной личной заинтересованности и причинили вред правам и законным интересам граждан. Так, совершение этого деяния лицом с использованием своего служебного положения (а ответственность за разглашение врачебной тайны лежит на лицах, которым она стала доступна именно в силу служебного положения) влечёт уголовное наказание в виде штрафа в размере от пятисот до восьмисот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от пяти до восьми месяцев, либо лишение права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок от двух до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев.

Здесь следует отметить, что причинение вреда здоровью вследствие разглашения врачебной тайны может повлечь одновременно и уголовную, и гражданско-правовую ответственность.

Кроме того, ответственность вследствие разглашения врачебной тайны может наступить и в соответствии со ст. 286 УК РФ - "Превышение должностных полномочий": совершение должностным лицом действий, явно выходящих за пределы его полномочий и повлекших существенное нарушение прав и законных интересов гражданина, наказывается штрафом в размере от ста до двухсот минимальных размеров оплаты труда или в размере заработной платы или иного дохода осуждённого за период от одного до двух месяцев, либо лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до пяти лет, либо арестом на срок от четырёх до шести месяцев, либо лишением свободы на срок до четырёх лет. Если это же деяние повлекло тяжкие последствия, то оно наказывается лишением свободы на срок от трёх до десяти лет с лишением права занимать определённые должности или заниматься медицинской деятельностью на срок до трёх лет.

Особо следует отметить, что вменено совершение деяния, предусмотренного ст. 286 УК РФ, может быть только должностному лицу государственного или муниципального медицинского учреждения, несанкционированно разгласившему сведения, составляющие врачебную тайну, так как здесь речь идёт о незаконном нарушении неприкосновенности должностной (служебной) тайны. В отношении врачебного и иного персонала государственных или муниципальных медицинских учреждений, не являющихся должностными лицами, а также в отношении должностных лиц и иных сотрудников частных или ведомственных медицинских предприятий (учреждений) уголовное преследование по данному составу преступления исключено.

В последние годы существенно увеличилась правовая грамотность пациентов. Анализ судебной практики позволяет сделать вывод о том, что не менее двух третей исковых требований, предъявляемых по так называемым "медицинским" делам, основываются, в том числе, и на разглашении врачебным персоналом сведений, относящихся к врачебной тайне. Более того, в подавляющем большинстве эти факты находят подтверждение.

Наиболее частым нарушением права граждан на неразглашение врачебной тайны является сообщение сведений о факте обращения за медицинской помощью, а также о диагнозе и прогнозе заболевания врачебным и средним медицинским персоналом в кругу коллег. Чаще всего это происходит в частных беседах, поэтому ответственность не наступает исключительно вследствие отсутствия огласки этого факта и неведения самого больного относительно нарушения его прав. Следует отметить, что здесь речь идёт не о получении лечащим врачом профессионального совета, а именно о частных, дружеских обсуждениях "интересных случаев из практики" с людьми, к лечению данного больного не имеющих никакого отношения.

Кроме того, нередко разглашение врачебной тайны имеет место в переписке с третьими лицами. Причём, если частная переписка врача не поддаётся учёту и не является предметом анализа в настоящей статье, то служебная переписка, к сожалению, изобилует сведениями, в которых, при надлежащем подходе, можно усмотреть разглашение врачебной тайны. Так, авторы сами неоднократно наблюдали изложение и интерпретацию сведений о диагнозе и лечении заболевания с указанием личных данных пациента в переписке с третьими лицами.

В подавляющем большинстве такими "третьими лицами" выступают страховые компании. В конструкции взаимоотношений "медицинское учреждение - страховая компания - пациент" имеется определенный правовой нюанс, не нашедший до сих пор законодательного разрешения. Так, в соответствии со ст. 15 Федерального Закона "О медицинском страховании граждан в Российской Федерации", страховая компания обязана контролировать объём, сроки и качество медицинской помощи, а также защищать интересы застрахованных, в том числе с использованием предоставленного ей права предъявления в судебном порядке исков к медицинским учреждениям и (или) медицинским работникам на материальное возмещение ущерба, причинённого застрахованному по их вине. В такого рода исках страховая компания имеет процессуальный статус представителя и, безусловно, пользуется всеми правами, предоставленными гражданско-процессуальным законодательством представителю истца. Однако, страховая компания - не адвокат. Упомянутый Федеральный Закон не наделил страховую компанию правом направления запросов и получения любых сведений для оказания правовой помощи своему клиенту (в этих отношениях истец-пациент по отношению к страховой компании и именуется по-другому: не "клиент", а "застрахованное лицо"), равно как и не включил страховые компании в число лиц, имеющих право на получение сведений, составляющих врачебную тайну (к которым относятся органы дознания и следствия, прокуратура и суд). В сущности, из этого противоречия можно выйти тремя способами: инициировать судебный запрос после принятия искового заявления к производству судом; получить сведения, составляющие врачебную тайну, с согласия самого пациента (действительно, если страховая компания представляет его собственные интересы, пациент не станет отказывать своему представителю); и, наконец, заключить соглашение с лицом, обладающим статусом адвоката.

Однако наибольшую проблему применительно к рассматриваемой теме представляют судебные иски самих страховых компаний к медицинским учреждениям, в которых пациенты не участвуют (иски, вытекающие из неисполнения или ненадлежащего исполнения договоров на оказание лечебно-профилактических услуг по обязательному медицинскому страхованию или добровольному медицинскому страхованию). По подавляющему большинству подобных исков в материалы арбитражных дел попадают сведения, которые однозначно относятся к составляющим врачебную тайну.

Следует отметить, что подобные факты, как правило, не получают дальнейшего развития и ответственность врачебного персонала и должностных лиц медицинских организаций за разглашение врачебной тайны не наступает вследствие, опять-таки, неведения самого пациента. Однако суды, при выявлении случаев нарушения законности, наделены правом вынесения частных определений и направления их в соответствующие организации и соответствующим должностным лицам, которые обязаны в течение месяца сообщить о принятых ими мерах, а в случае, если при рассмотрении дела суд обнаружит в действиях стороны и других участников процесса, должностного или иного лица признаки преступления, суд обязан сообщить об этом прокурору. Примечательно, что в последнее время суды всё чаще используют это право при разглашении врачебной тайны, что влечёт уголовное, гражданско-правовое и административное преследование (так, заместитель главного врача одной из городских поликлиник Санкт-Петербурга в текущем году был привлечён к дисциплинарной ответственности за факт предоставления (надо сказать, по собственной инициативе) пофамильного списка пролеченных больных с указанием диагнозов).

Реже нарушение врачебной тайны проявляется в виде сообщения о факте заболевания гражданина в средствах массовой информации, однако практически всегда такие факты приобретают огласку и общественный резонанс и завершаются, как правило, исковыми заявлениями о защите чести, достоинства и деловой репутации. Так, в 2002 г. в Санкт-Петербурге было удовлетворено несколько подобных исковых заявлений (самой значительной суммой компенсации по делам такого рода следует признать 4 млн. 300 тыс. рублей (2002 г.)), причём для вынесения судом решения достаточно доказательств самого факта разглашения врачебной тайны вне зависимости от причинённого тем самым вреда; размер причинённого вследствие разглашения врачебной тайны вреда (имущественного и морального) влияет на размер компенсации.

Практика показывает, что чрезвычайно распространено нарушение врачебной тайны в следующих ситуациях: при нахождении пациента в стационаре родственники, друзья и знакомые интересуются состоянием его здоровья. Объяснима и понятна тревога родных за состояние здоровья близкого человека. Однако обратимся снова к ст. 61 Основ: информация о состоянии здоровья гражданина, информация о диагнозе заболевания и иные сведения, полученные при обследовании и лечении гражданина составляют врачебную тайну, и не могут быть разглашены без согласия самого пациента. Интересуются ли лица (преимущественно, средний медицинский персонал), отвечающие на телефонные звонки, степенью родства звонящего с пациентом? Каким образом по телефону можно проверить эту информацию? Уверено ли лицо, сообщающее информацию о состоянии здоровья пациента, в том, что пациент не возражает против сообщения такой информации именно этому родственнику? Ответы на эти вопросы всем известны - в лечебных стационарах в таких ситуациях врачебная тайна не соблюдается.

Интересный нюанс содержится в правовой норме, регулирующей правовые последствия неблагоприятного прогноза развития заболевания. Так, при неблагоприятном прогнозе развития заболевания информация об этом должна быть сообщена в деликатной форме самому гражданину, а также членам его семьи, если сам пациент не запретил сообщать им об этом и (или) не назначил лицо, которому должна быть передана такая информация.

Следует обратить внимание на то, что во всех остальных случаях информация без согласия пациента не может разглашаться вовсе. Здесь же для неразглашения сведений должно быть не просто отсутствие согласия пациента, но и прямо выраженный запрет пациента на предоставление информации о неблагоприятном прогнозе развития заболевания членам его семьи. Следует отметить, что под членами семьи здесь понимаются супруг (супруга), совершеннолетние дети, родители, братья и сёстры пациента.

Некоторыми врачами, сталкивающимися именно с неблагоприятным прогнозом развития заболевания, деонтологические требования понимаются не совсем адекватно и трактуются вразрез с законодательством. Так, если лечащий врач в доверительной беседе сообщает родственникам онкологического больного о диагнозе и прогнозе заболевания и сам пациент, между тем, о своём диагнозе ничего не знает, врач нарушает как минимум часть 3 ст. 31 Основ, содержащую вышеуказанную норму.

Неразглашение данных о диагнозе как составляющая врачебной тайны введено в законодательство сравнительно недавно и сразу же получило практическое закрепление в виде запрета на указание диагноза в листах временной нетрудоспособности, справках и иных медицинских документах, выдаваемых третьим лицам или самому пациенту для предъявления третьим лицам.

Интересно с этой точки зрения гражданское дело по иску гражданина, находившегося на лечении в психоневрологическом диспансере. Справка, выданная ему для предъявления по месту работы, содержала угловой штамп и круглую печать с указанием наименование лечебного учреждения - "психоневрологический диспансер". Гражданин обратился в суд с иском к диспансеру, ссылаясь на нарушение врачебной тайны, поскольку сам факт нахождения на лечении в ПНД (без учёта диагноза) является разглашением сведений о факте обращения за медицинской помощью в учреждением, характер деятельности которого не всегда адекватно воспринимается работодателем. Иск был удовлетворён и гражданину была выдана справка без указания специализации лечебного учреждения.

С учётом вышеизложенного и с позиций адвокатуры можно посоветовать практикующим врачам при обсуждении профессиональных вопросов с коллегами не разглашать личных данных пациента, не сообщать сведения, составляющие врачебную тайну, лицам, относительно которых нет уверенности в родстве с пациентом или в том, что пациент не возражает против сообщения сведений о нём данному лицу. Следует отметить, что, с точки зрения адвоката, сбор доказательной базы по такого рода искам не представляет большого труда; кроме того, закон не требует от истца доказательств наличия вины ответчика (или сотрудников ответчика, если ответчик - медицинское учреждение).

Усиление ответственности и увеличение количества удовлетворенных исков рано или поздно приведут к тому, что среди врачебного и среднего медицинского персонала вопросам сохранения врачебной тайны будет уделяться первоочередное значение наряду с охраной здоровья. Однако уже сейчас соблюдение основных законодательных и деонтологических положений должно стать важнейшим принципом медицинской деятельности, приближающим отечественную медицину к цивилизованным мировым стандартам.
Авторы: Зиновьева О.В.
адвокат Адвокатской палаты Санкт-Петербурга,
начальник юридического отдела
Центра правового обеспечения медицинской деятельности "Группа ОНЕГИН"

Зиновьев Е.В.
кандидат медицинских наук,
руководитель экспертного отдела
Центра правового обеспечения медицинской деятельности "Группа ОНЕГИН"

Источник: Градусник. ру

опубликовано 17/11/2009 12:20
обновлено 25/07/2013
Медицинское право и законы

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Зульфия Равильевна
25/07/2013 07:38 #

Зульфия Равильевна Россия, Казань

Спасибо,очень полезная статья!

Скачивайте наши приложения