В научных кругах хорошо известно и часто используется понятие плацебо. Так называют нейтральное вещество, не обладающее никакими целебными свойствами, но оказывающее огромное целебное влияние благодаря тому, что ему приписываются эти самые лечебные свойства. То есть, чем больше больной уверен, что микстура, которую он только что съел, – это самое революционное изобретение медицины, помогающее в ста процентах случаях, тем больше вероятность того, что выздоровление действительно наступит.

Иногда это так радует психологов и всех тех, кто лечит не столько тело, сколько душу, что они склонны называть плацебо универсальным лекарством от всего на свете. В какой-то мере это справедливо: ведь достаточно просто сказать, что сахариновая таблетка помогает именно от той болезни, от которой страдает пациент, и он сразу вылечится. При этом ни его болезнь, ни её происхождение не имеют никакого значения. И, тем не менее, плацебо – это никак не панацея, и не избавление от всего на свете. Ибо, во многих случаях наша болезнь развивается малозависимо или независимо оттого, что мы о ней думаем, и как относимся к процессу лечения.

Ну и, конечно, бывает очень много случаев, когда у человека нарушена сама структура думательного акта. Такова, например, шизофрения, где целебное действие плацебо имеет очень низкий процент, и не идет ни в какое сравнение с применением психофармакологии или даже электрошоковой терапии. Здесь вроде бы все понятно: если человек не может, как следует, обрадоваться тому, что ему скоро полегчает, то действие плацебо будет равно нулю.

Интересно также отметить, что человек, скептически настроенный к целебной силе того или иного лекарства (лекарства, а не плацебо), может свести на нет всю его силу. А если человек воодушевлен лечащим эффектом или ожиданиями этого эффекта от настоящего лекарства, то эффект воздействия этого лекарства может быть многократно выше тех его лечащих свойств, которые были заявлены. Я думаю, что с проявлениями такой веры вам иногда приходилось сталкиваться: человек убеждён, что ему помогает только цитрамон, аспирин или анальгин, и ничего больше. И дело тут не столько в индивидуальных особенностях его организма, сколько в его индивидуальных убеждениях.

Если считать истинными вышеизложенные посылы, то тогда можно сделать вывод: в тех случаях, когда к некоторому веществу есть выраженное эмоциональное отношение, само это вещество по своей структуре и химическому составу начинает играть второстепенное значение, или вообще перестает значить что-либо.

И это значит, что между одним человеком, который пьет анальгин, и между другим, кто думает, что пьет анальгин, но не пьет его на самом деле, нет никакой принципиальной разницы, ибо лечебный эффект в обоих случаях примерно одинаков. Но тогда и не имеет значения, что вы пьете: а важно лишь то, что вы думаете об этом. Для тех же случаев, когда эффект наступает независимо от того, что вы об этом думаете, действие плацебо будет всегда менее эффективным, чем влияние этого активного вещества.

Это очень просто. Если некоторый объект или субъект влияния вторичен по отношению к тому, что думает о нем реципиент (воспринимающий это влияние и дающий ему оценку), и именно от этого зависит произведенный этим влиянием эффект, то тогда содержание или форма субъектов и объектов влияния преследует только одну цель: не осуществить влияние, а создать у реципиента необходимый набор позитивных убеждений. Влияют на того, кто сам думает, что на него влияют. Лечат того, кто думает, что его лечат. Задача агента влияния – создать видимость влияния и наполнить ее позитивным эмоциональным содержанием (верою). Все остальное клиент сделает сам. Он сам окажет на себя нужное психологическое влияние, которое приведет его к психологическому, душевному или же физическому облегчению или исцелению. Это справедливо как для медицины, так и для психотерапии или магии.

А это значит, что эффективность медицины, психологии или магии будет одинакова для большинства таких воздействий, которые требуют некоторого эмоционального и рационального отношения клиента к самому факту воздействия. По простой причине, что все эти исцеления, – целиком и полностью, – оно происходит непосредственно в его голове, в его уме, в его психической деятельности.

Важно не столько лечить, ибо процесс лечения, как я уже сказал выше, вторичен, сколько создать у клиента стойкое убеждение, что он проходит процесс лечения. Милтон Эриксон говорил об этом примерно так: "Не надо уметь гипнотизировать своего клиента, просто делайте вид, что вы его гипнотизируете". Если вы делаете это хорошо и убедительно, остальное пройдет само собой и необходимый вам эффект будет достигнут.

Это утверждение справедливо всегда, когда процесс влияния зависит от тех убеждений, которые имеет клиент.

Вероятно, именно это подразумевал Эрнст Цветков в одной из своих книг, когда называл психотерапию мифом. Точно таким же мифом является медицина. Точно таким же мифом является магия или парапсихология. И, если угодно, религия. В последнем случае церковь делает вид, что бог существует, а все остальное, – от катарсиса до чудесного исцеления, – дело рук самого клиента.

Каждый из вас слышал о таком лекарстве, как аспирин. С того момента, как это лекарство появилось на свет, медицина являет нам все новые и новые факты того, что аспирин также эффективен и в тех случаях, где его действие не изучалось, и где его влияние оказалось неожиданным даже для его создателей. Если вы перечитаете данный текст еще раз, то вам станет ясно: при условии, что популярность аспирина сохранится, наука систематически будет обнаруживать у него все новые и новые полезные и лечащие свойства. А апофеозом таких открытий станет факт, что аспирин с равным успехом будет лечить и от головы, и от задницы. Не удивляйтесь этому. Это нормально. Ибо вы уже знаете: лечит и исцеляет себя сам человек, и никто и ничто больше.

Помогает и исцеляет не медицина и не психотерапия, не магия и религия, а только лишь те мифы, которые они вокруг себя создают. При этом важно отметить, что их отрицание друг друга или даже их враждебное отношение друг к другу также является частью мифа, необходимой и обязательной для утверждения своей тотальной эффективности, и явном преимуществе над всеми альтернативными методами влияния. С точки зрения медицины самое эффективное влияние – медицинское. С точки зрения магии – магическое. И это абсолютно справедливо, так как в каждом конкретном случае миф влияет именно на того, кто в наибольшей мере подвержен этому влиянию.

Ведь люди, которые верят в медицину, обращаются именно к медицине. А люди, которые верят в бога, идут к богу. Уже факт обращения означает, что процесс излечения начался, а создание ореола влияния или вмешательства и есть терапевтический процесс, который мы выполняем самостоятельно.

Фармакологическая индустрия использует плацебо в практике тестирования все новых и новых лекарств, однако, в сущности, она также является одним гигантским плацебо, а ее успех во многом зависит от рекламы и системы верований, которые она поддерживает.

Согласитесь, что человек, который разглядывает в аптеке тысячи очень мало говорящих ему названий (что не случайно, как вы помните, одно из самых важных атрибутов влияния на человека, – это полная бессмыслица, которую можно наделить любым правдоподобием и свойствами), и пытающийся выбрать то, что ему поможет, – он ничем не отличается от другого человека, который пьет лягушачий отвар или настойку из высушенных тараканов. Их выбор полностью основан на вере, что данное средство (глицин или клоповый отвар) обладает заявленными свойствами, а, значит, поможет им излечиться от того недуга, от которого они стремятся избавиться.

В современных обществах мифы, как правило, способны вполне безобидно соседствовать друг с другом. Их претензии и нападки друг на друга носят символический характер, цель которых, – лишь укрепление своего мифа и расширение сферы своего влияния. Но ни один из мифов не стремится искоренить и уничтожить другие мифы, ибо тем самым он его только увековечит. Гонения на ранних Христиан сделали христианство незыблемым, а сожжение ведьм и искоренение ереси укрепило магические практики и веру в колдовство.

Каждый из мифов пользуется разными системами убеждений в толковании того, кто или что оказывает на вас влияние. В религиозных практиках влияние приписывается богу. В медицине влияние приписывается химическим и технологическим агентам, созданным на основе научного знания. В магии агентом влияния выступает маг, колдун, или некоторый энергетический субстрат (полевые структуры, эгрегор, мировой космический разум). Ну и, наконец, в психотерапии и психологии агентом влияния выступает психолог, который использует в своей работе научно разработанные и апробированные техники влияния.

Но я, называя себя психологом, и целиком принадлежа к одной из величайших мифологических систем, готов признать и утверждать: психотерапия – это миф, и я не оказываю на вас ни малейшего влияния. Признаю и утверждаю потому, что глубоко и искренне верю: любое, даже самое необычное, самое чудесное исцеление, самый впечатляющий духовный рост, – все это полностью в вашей власти. Настоящий агент влияния всегда один – это вы сами. И вам по силам любые изменения и перевоплощения вашей личности.

Автор:  Вит Ценёв, психолог, писатель, член Федерации психологов образования России, преподаватель Томского государственного Университета

Источник:  Psyberia.ru

опубликовано 11/12/2009 17:31
обновлено 02/03/2013
Педагогика и психология, Альтернативная медицина

Комментарии

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха