Авторы: Майоров М.В.

«Licentiam des linquae, cum veram petas»
(«Не сдерживай язык, за правду ратуя», Публий Сир, лат.)
«Не место красит человека» (Народная поговорка) Несколько лет назад мои коллеги - врачи женских консультаций нашего города, были, так сказать, взбудоражены неким событием отнюдь не мирового масштаба, но достаточно неприятным. Один из видных харьковских акушеров-гинекологов с высокой, как говаривали в доперестроечное время, трибуны назвал нас, докторов амбулаторно-поликлинической службы «врачами второго сорта»(!). Вероятно, имелась в виду недостаточная квалификация специалистов догоспитального этапа. Учитывая тот факт, что «Nam vitiis nemo sine nascitur» («Никто не рождается без недостатков», лат.), позвольте несколько слов «в оправдание».

Деятельность акушера-гинеколога женской консультации весьма специфична. В течение даже одного часа амбулаторного приёма приходится сталкиваться с пациентками разных возрастных групп (от подросткового до старческого), различного образовательного, социального, материального, психического статуса, культурного и интеллектуального уровня. За короткое время (по ещё действующим «советским» нормативам на одного больного отводится 12 минут) необходимо решить множество лечебно-диагностических и тактических задач, не говоря уже о стратегических, принять верное решение, от которого многое зависит.

Мы не можем, как врачи стационара, оставить пациентку в клинике «для наблюдения» или взять расписку об отказе от госпитализации, сняв с себя всякую ответственность. Акушер-гинеколог женской консультации, направив больную в стационар, несёт за неё полную ответственность, пока она не будет госпитализирована. В случае же её категорического несогласия, никакие расписки, по всё ещё бытующему мнению руководителей здравоохранения, не реабилитируют врача впоследствии.

Особенно это касается беременных, за которых мы несём «тройную» ответственность. Попробуйте, уважаемый коллега, убедить пациентку (не особенно «стращая» и запугивая!) в необходимости регулярного посещения женской консультации, проведения необходимых исследований и анализов. Попытайтесь внушить, что отличный аппетит – это хорошо, а патологическая прибавка веса и отёки – очень плохо, так как являются предпосылкой весьма тяжёлых осложнений. Добейтесь безусловного выполнения всех ваших назначений, и тогда обоюдные усилия будут действительно вознаграждены рождением желанного и здорового малыша.
Но так бывает, к сожалению, далеко не всегда. Не так просто, подобно лоцману, среди рифов и преград, успешно провести «корабль беременности» до срока родов. А потом роженица, поистине ставшая «Вашей», нередко слышит в роддоме: «Что они там, в женской консультации, понимают?»

Напрашивается аналогия: хирург за 40 минут, проведённых у операционного стола, «спасает жизнь больному», анестезиолог-реаниматолог же, в течение месяца выхаживающий этого пациента, - «просто наркотизатор». Акушер-гинеколог женской консультации, наблюдающий беременную с первых месяцев беременности, а нередко и в течение многих лет до наступления оной (всемерно способствуя её наступлению), сплошь и рядом, подвергается уничижительной, далеко не всегда аргументированной критике коллег, работающих в стационаре. Многие осложнения беременности и родов традиционно (но не всегда обоснованно) считают виной догоспитального этапа. Даже формулировка соответствующая имеется: «осложнение предотвратимо на этапе женской консультации». А реальные возможности учитывается далеко не всегда.

Припоминается разбор, посвящённый трагическому исходу беременности у многодетной женщины позднего репродуктивного возраста, нигде не наблюдавшейся и поступившей несколько лет назад в родильный стационар в состоянии тяжелейшей экламптической комы. Объяснения пытался давать молодой врач женской консультации, подвергшийся сокрушительной критике за «плохую связь с детской поликлиникой», педиатр которой «должен был в обязательном порядке сигнализировать в женскую консультацию о наличии беременной по такому - то адресу».

Несмотря на достаточно юный возраст, доктор не растерялся и успешно парировал эти обвинения следующим образом: «Уважаемые коллеги! Если вы внимательно слушали, беременная страдала ожирением III-IV степени, имея вес около 140 кг при росте 152 см. Кто и каким образом мог визуально диагностировать у неё беременность, закончившуюся столь фатально ?!...»

Так, например, нам почти всегда ставят в вину так называемую «позднюю первую явку» беременных. Однако, практически обеспечить эту самую явку до требуемых 12 недель удаётся далеко не всегда - в силу самых разных причин, большинство из которых абсолютно не зависят от уровня квалификации и личности эскулапа. Здесь одной санитарно-просветительной работы недостаточно, не ходить же врачу с акушеркой по квартирам, подвергая каждую женщину репродуктивного возраста (от 15 до 49 лет) регулярному гинекологическому исследованию, не реже 1 раза в 3 месяца, дабы «не пропустить сроки»!

А чего стоит работа с так называемой «диспансерной группой» гинекологических больных! Однажды выявленная патология (чаще всего смотровыми кабинетами поликлиник) нередко становится для нас «камнем преткновения». Диспансерная карта пуста, больная упорно не является для дообследования и лечения, несмотря на все многочисленные звонки и персональные патронажи. А сколько грубости и даже оскорблений приходится выслушивать – тема отдельного повествования.

Некоторые врачи акушерско-гинекологических стационаров, особенно молодые, относятся к нам свысока, полагая, что «схватили Бога за бороду». Однако, в женских консультациях работают не только старушки-пенсионерки и малограмотные врачеватели. У многих из нас за плечами годы успешной работы в престижных клиниках, сложные операции, научные исследования, десятки публикаций…

Коллеги подчас забывают, что наша специальность достаточно широка и многообразна. Классическое акушерство, хирургическая гинекология, гинекологическая эндокринология, репродуктология, перинатология, онкогинекология, урогинекология, женская сексопатология, гинекология детей и подростков – вот неполный перечень современных ответвлений нашей старой, как мир, профессии. Бесспорным, на наш взгляд, является то, что каждый должен заниматься своим делом, так как «Nemo omnia potest scire» («Никто не может знать всё», лат.).

Если об этом забывают, отмечаются почти анекдотические ситуации, когда на страницах весьма популярной газеты «Факты и комментарии» заведующая отделением оперативной гинекологии одной из крупных киевских больниц даёт читателям совершенно нелепые «широковещательные» рекомендации по гормональной контрацепции (типа «необходимо каждые полгода делать перерыв, чтобы отдохнули (!) яичники» и «базальную температуру следует измерять с закрытыми глазами (?), а свет в спальне включать нельзя, поскольку он изменяет (?!) температуру»).

Не может, например, врач-терапевт одинаково хорошо разбираться во всех нюансах кардиологии, нефрологии, гастроэнтерологии и т. д. Точно так же, не может (за очень редким исключением) врач акушер-гинеколог, даже «семи пядей во лбу», блестяще выполняющий операцию Вертгейма, кольпопоэз или вагинальную гистерэктомию, досконально и скрупулёзно разбираться в тонкостях лечения, скажем, урогенитального трихомониаза, бактериального вагиноза и особенностях назначения заместительной гормональной терапии (ЗГТ).

Успехи современных высокотехнологичных специальностей неоспоримы и впечатляющи. Но, тем не менее, мы все, независимо от должности и узкой специализации, должны работать в полном содружестве, не умаляя и огульно не охаивая знаний и умений друг друга, никоим образом не определяя «второсортность» врача по названию места его работы.

Ведь справедливо сказано древними: «Hominem ex operibus ejus cognosces» («Человека узнают по его делам», лат.).

Автор: Майоров Марк Вениаминович, врач акушер-гинеколог высшей категории (женская консультация городской поликлиники № 5, г. Харькова), врач скорой помощи, член Национального Союза журналистов Украины.

Источник: КОНСИЛИУМ

Консультации Марка Вениаминовича Майорова в КлубКоме

опубликовано 23/12/2009 15:35
обновлено 24/01/2014
Публицистика

Комментарии 1

Для того чтобы оставить комментарий, пожалуйста, войдите или зарегистрируйтесь.

Гость
06/04/2011 19:57 #

Гость

Надо совершенствовать форму отказа с юридической точки зрения. Чтоб врач, не отвлекаясь на страх о своей ж, качественно делал свою работу.

Надо финансировать ЛПУ. Пусть у людей будет стимул учиться. Пусть там не сидят те, кому больше идти некуда. Пусть там не сидят те, кто воспринимает беременную женщину как проблему. Уровень образования, возраст, социальный статус и пр. у всех разные. Но специфика работы такова, что уважать надо всех.

Санитарно-просветительскую работу надо проводить прежде всего среди самих медицинских работников. Чтобы не ставили диагноз "гестоз" по наличию одних лишь отеков, а поставив такой диагноз не ограничивали воду. Чтоб не отправляли в стационар по результатам визуального осмотра и на случай "как бы чего не вышло".
2

Скачивайте наши приложения

Приложение Кроха